Бандиты

Часть 1

Пошёл я недавно погулять. А тут соседский пёс, зараза, тоже видать погулять вздумал, заметил меня и давай гонять по всей округе! Еле лапы унёс. Вот ведь сумасшедший! Не сиделось ему на цепи — сорвался!

Взобрался я на дерево — сижу отдыхаю. Этот балбес внизу диким лаем заливается. Обидно ему, видите ли, что хвост мне не оторвал! 

«Пометить его, что ли, сверху? — думаю. — А почему бы и нет!»

Солнышко пригревает, птички поют. Чувствую, усну сейчас от умиления! Ещё бы этот балбес заткнулся, и вообще бы хорошо было! А он, после того, как я его сверху пометил, ещё больше разошёлся! На дерево бросается, дурачина! 

— Смех и только, — хохочу над псом. — Куда тебе, облезлому! Собаки по деревьям не лазают! Коры вон лучше погрызи, может, поумнеешь немного!

Часа два лаял. Всю деревню задолбал! Надоело это жителям, позвали хозяина этого дурачины, схватил он его за ошейник — домой уволок. Да ещё и пинков ему надавал по дороге, чтобы с цепи не срывался и на воспитанных котов не тявкал. Будет знать, как маленьких обижать!

Птички поют себе, не боятся. Прямо перед носом у меня прыгают. Понимают, что кот я безобидный. Ауру чувствуют. Засмотрелся я на них, даже с дерева слазить не охота. И вдруг слышу…

— У того деда, говорят, не только самогона в погребе полно, но и коза учёная имеется.

Посмотрел я вниз, откуда голоса доносились. А там двое мужиков стоят неизвестных, приезжих явно, заговорщически друг другу подмигивают. На вид гастарбайтеры какие-то, или вообще бандиты. Один лысый такой, и страшный, как Нагиев из телевизора. А второй не лысый, но ушастый.

— Вот бы нам эту козу у них стырить, — говорит лысый, — и продать в цирк или в театр какой-нибудь.

— Может, Куклачёву? — предлагает ушастый.

— Да нет, — машет рукой лысый. — Тот, кажется, по собакам специализируется. А вот с козами, по-моему, братья Запашные занимаются…

— Ну, нет, — уверенно возражает ушастый. — Запашные по крупному рогатому. Буйволов дрессируют. Я афишу однажды видел.

— А, может, им бы и коза пригодилась? — чешет лысину лысый. — Бабла у них до фига! Вдруг им для полного счастья только учёной козы не хватает?

— Сначала надо её стырить, а потом уж посмотрим, кому её продать! — замечает ушастый.

Сижу я на дереве, слушаю их душевный диалог, и всё у меня внутри возмущается! 

«Ничего себе! — думаю. — Машку нашу выкрасть захотели и в рабство её продать! Вот ведь нелюди!»

— Значит так, — говорит лысый. — Собаку мы колбасой траванём ближе к ночи. Дверь хозяйского дома подопрём чем-нибудь, чтобы если что — смыться успеть. Потом я в погреб спущусь за самогоном, а ты тем временем козу из сарая вытащишь.

— Почему я? — удивился ушастый.

— А потому что у тебя рожа менее страшная, — усмехнулся лысый. — Представляешь, что будет, если она меня среди ночи в сарае увидит? Она же всю деревню от страха своим блеянием на уши поднимет! 

— А-а! — дошло до ушастого. — Значит, я красивее тебя?

— Конечно, — кивнул лысый. — Ты, в сравнении со мной, просто мисс мира! 

«Да уж, — думаю я про себя. — Красавец ещё тот! Уши, как у чебурашки!.. Вот отгрызёт их тебе Бобик, будешь вообще первым парнем на деревне, как Ван Гог!»

— А как с рогами быть? — запаниковал вдруг ушастый, вспомнив, что у коз обычно бывают рога. — Они же не снимаются?

— Не дрейфь! — усмехнулся лысый. — Мешок ей на башку накинешь, верёвкой свяжешь, и всё!.. Ладно, пойдём прикупим чего-нибудь пожрать в магазине — пузо уже к спине приросло. Заодно и закуской затаримся. Первач ночью дедовский надо будет чем-то закусывать!

И, весело посмеиваясь, они направились в сторону магазина.

— Ну, что ж, устроим мы вам гостеприимный приём, кони троянские! — мяукнул я им вслед, слезая с дерева. — Ох, и весело же вам будет этой ночью!

Часть 2

Бобик, как обычно, спал. Я прошёл через двор и открыл дверь сарая. Скрип петель разбудил пса. Тявкнув разочек спросонья, он приоткрыл левый глаз, увидел меня и снова его закрыл. 

Коза Машка сидела за журнальным столиком и читала книгу. Над её рогатой головой светился старинный настенный фонарь.

— Знаешь, — заметив меня, сказала Машка. — Оказывается Ганс-Христиан Андерсен далеко не детский писатель. Сколько мудрости, сколько философии в его произведениях! И кто только додумался все его сказки свалить в одну рубрику?.. 

— Извини, Машенька, — перебил я козу, — но сейчас не самое подходящее время для сказок!

 — Как это — не самое подходящее?! — возмутилась поклонница Андерсена. — А тогда, когда бедный сказочник живущий впроголодь их писал, оно было подходящим?! Я считаю, уж если Ганс-Христиан находил в себе силы писать свои мудрые сказки, то уж мы, его потомки…

— Да ты меня неправильно поняла! — поспешил я снова перебить Машку. — Я имел в виду не то, что в наши времена сказки не нужны, а то, что одну начитанную и симпатичную козу хотят выкрасть два приезжих клоуна!

— Какую козу? Какие клоуны? — не поняла Машка. 

— Тебя, Машка, этой ночью собираются утащить двое негодяев, — сказал я серьёзно. — Я сам слышал, когда сидел на дереве. 

— Но для чего я им нужна? — удивилась коза.

— Продать тебя хотят, — ответил я. — Сейчас же кругом сплошной шоу-бизнес. Представляешь, сколько за такую козу, как ты, могут денег отвалить?! Ты же у нас учёная как-никак! Продадут тебя извергам каким-нибудь, а те посадят в клетку и будут людям за деньги показывать! Полюбуйтесь, мол, какое чудо! И по французски разговаривает, и в литературе разбирается! Ну-ка, коза, скажут, кто такой Лев Толстой? А ты в ответ — вообще-то, львы считаются царями зверей, а Лев Николаевич, я бы сказала — литературный царь! Авторитет… 

— Ну-ну, не отвлекайся! — прервала мою тираду Машка. — Давай по существу. Что ты ещё слышал? О чём они говорили? 

— Обсуждали, что да как. Сказали, что ночью придут, Бобика колбасой отравят…

— Как? Нашего Бобика?! — испугалась коза.

— Ну да, — кивнул я. — А потом дедушкин самогон из погреба украдут и тебя до кучи! Самогон пропьют, тебя в рабство продадут, а деньги опять пропьют!

— Вот идиоты! — выругалась Машка. — Прошу прощения, не сдержалась… Их же в тюрьму посадят!

— Судя по их рожам, они только что оттуда, — заметил я.

— Нужно предупредить Бобика! — сказала коза.

— Да, конечно, — согласился я. — Но сначала обдумать план действий. 

Убрав сказки Андерсена на книжную полку, Машка достала из прикроватной тумбочки альбом для рисования и цветные карандаши. 

— Ты что, решила немного порисовать? — удивился я. — На тебя накатило вдохновение?

Коза раскрыла альбом, взяла в копыто яркий карандаш, начертила схему двора, и быстро (уже другими цветами) обрисовала весь план наших последующих действий.

— Ага! — понял я — А с этого фланга можно ударить бронетанковым орудием!

— Чем-чем? — не дошло до козы.

— Поленницу на них уронить! — пояснил я.

— Ну, это уж слишком жестоко, Барсик! — запротестовала коза.

— А Бобика травить? А тебя похищать? А дедушкин самогон?.. Это, по-твоему, не жестоко?!

Скрутив наш план стратегических действий трубочкой, мы вышли из сарая во двор и подошли к будке Бобика. Пёс уже не спал, он пытался научиться считать штакетник в заборе, но постоянно сбивался со счёта.

— Один, два, три, пять, восемь, десять, пятнадцать, — бормотал себе под нос Бобик, кивая головой и водя лапой по периметру ограждения. 

— Бобик, — обратился я к нему, — отвлекись, пожалуйста от своего важного дела. У нас к тебе очень серьёзный разговор.

— Ну вот, опять сбился! — рявкнул Бобик. — И почему мне всегда все мешают? То ворона каркнет не вовремя! То соседская псина залает!.. Теперь ты вот ещё! Неужели вы все думаете, что математика такая лёгкая наука?! 

— Бобик! — ударил я лапой ему по уху. — Остановись, не тараторь! Тебя отравить хотят, а Машку украсть, а ты тут штакетник считаешь!

— Ха-ха! Насмешил! — затявкал Бобик. — Так я тебе и поверил! Думаешь, я уже забыл как вы надо мной в прошлый раз подшутили? Позвали в жмурки играть, завязали мне глаза, а сами ушли в дом чаи распивать!

— Ну, ты сравнил! — поддержала меня коза. — В жмурки играть — это одно. А тут криминал намечается! Этим, знаешь, не шутят!  

Машка развернула альбом и показала Бобику план обороны. 

— Их двое, — уточнил я. — Один лысый и страшный, другой ушастый и тоже несимпатичный. Отравить тебя хотят колбасой! Так что, будь осторожнее!

Бобик насторожил уши. Мы познакомили его с тем, что придумали. Он одобрительно кивнул и сказал, что всё понял и выполнит свою миссию как надо. Потом мы сделали кое-какие приготовления.

— Только дедушке и бабушке об этом лучше не знать, — сказала коза. — И сами справимся!.. Ну, по местам! Темнеет уже…

И мы с Машкой спрятались в засаду, а Бобик остался в будке поджидать бандитов.

Часть 3

И вот в сумрачной тишине послышались шаги. 

Всмотревшись своим зорким кошачьим зрением в темнеющие силуэты, я узнал в приближающихся фигурах лысого и ушастого. В руке у лысого была палка самой дешёвой полукопчёной колбасы. Ушастый нёс мешок и верёвку.

Бобик тоже сразу почуял приближение бандитов. Он высунул из будки голову и (как мы заранее и условились) негромко зарычал. Незваные гости остановились возле калитки.

— Ах, какой хороший пёсик, — притворился добреньким лысый, показывая Бобику колбасу. — Хочешь вкуснятину? 

Бобик выбрался из будки и, дружелюбно завиляв хвостом, начал улыбаться и плясать на задних лапах. По сценарию он должен был изображать тупую псину, готовую продать родную будку за любую подачку. Его ошейник мы предусмотрительно ослабили, чтобы он мог в любую секунду из него выскочить и накинуться на бандитов.

Лысый ещё немного покривлялся (аппетит псины должен был хорошенько разыграться) и бросил Бобику полукопчёную палку, хорошенько приправленную отравой.

Поймав на лету колбасу зубами, довольный Бобик забрался на своё любимое собачье место. Ах, как он усердно зачавкал, изображая удовольствие от поедания отравы! Хвост его торчал из будки и весело подпрыгивал. Бандиты прислушивались, приглядывались и довольно перемигивались. Через несколько минут Бобик смачно рыгнул. Ещё через несколько — заскулил, выполз из будки, приподнялся над землёй… прошёл на непослушных лапах пару метров… закряхтел… и, выпуская изо рта пену, замертво рухнул! 

«Ну, настоящий актёр! — подумал я. — Браво, Бобик! Будем аплодировать тебе стоя, когда всё это «представление» закончится!»

 Калитка тихонько пискнула и мерзкие негодяи оказались во дворе.  

— Псина сдохла! — усмехнулся лысый, подтолкнув собаку ногой. — Теперь можно спокойно забирать всё, что нам угодно!.. 

— Слушай, а может, ну её на фиг, эту козу! — испугался вдруг ушастый воришка. — Возьмём самогон и солений каких-нибудь и свалим?!

— Не дрейфь! — подбодрил его лысый. — Коза наверное уже спит. Вставишь ей в пасть кляп, чтобы не орала, мешок на башку накинешь, копыта свяжешь… А вот, кстати, и дрова!..

Выбрав подходящую из сложенных за будкой досок, бандиты подпёрли ею дверь избы, чтобы хозяева, если что, не смогли быстро выйти. Потом один из них отправился к погребу, находящемуся рядом с поленницей, а другой к новому сараю, где по его мнению должна была жить учёная коза. 

Честно говоря, отыскать её «апартаменты» не представляет никаких трудностей. Тем более, что над входом в её уютное жилище красуется яркая табличка с надписью «Здесь живёт коза Машка. Самая учёная коза в мире». Это мы с дедушкой постарались так оформить! Чтобы глазу было приятно!

Мы с козой сидели в засаде и зорко следили за всем происходящим.

Вот один из бандитов, тот что лысый, открыл дверцу погребицы, а второй в этот момент распахнул дверь сарая… 

— Давай! — шепнула мне коза Машка. 

Я тихонько мяукнул и пёс Бобик, тут же воскресая из мёртвых, резко вскочил с земли. 

— Ай! — донеслось до нас из погребицы. 

— Капкан сработал, — поняла коза.

— Ой! — донеслось из сарая. И вслед за этим послышался грохот падающих предметов.

— Попала мышка в ловушку! — усмехнулся я, потирая лапы.

Забыв про самогон и больно стукаясь головой о дверной косяк, лысый со стоном выпрыгнул из погребицы. На его правой ноге висел лисий капкан. Крикнув боевое «Ура-а-а», что послышалось бандиту как «Мяу-у-у» и «Бе-е-е», мы с козой дёрнули за натянутую верёвку и, споткнувшись, лысый полетел на землю, а на его голову посыпались дрова из поленницы. 

Ушастый выскочил из сарая весь мокрый, с ведром на голове. Ноги его запутались в его собственной верёвке. Мешок он где-то потерял. Не долго думая, Бобик, молча, схватил воришку за штанину и оторвал её до самых его трусов. Точно также он поступил и со второй штаниной. 

Ведро плотно засело на голове ушастого. Снять его никак не удавалось. Размахивая руками, бандит выл и всхлипывал от досады, но громко звать на помощь не решался. 

Через минуту лысый выбрался из-под завала дров и, негромко матерясь, пополз в сторону калитки. Похоже, от нашего наскока он получил лёгкую контузию. Капкана на его ноге почему-то уже не было. Непонятно, каким чудом он от него избавился?!

По странному стечению обстоятельств, ушастый тоже следовал в сторону калитки. 

Встреча была жаркой! 

Споткнувшись о своего дружка, ушастый свалился на землю. Ведро, наконец-то, слетело с его головы. Волосы на ней были мокрые и стояли дыбом. Ещё бы! В неравной схватке с Бобиком штаны вора лишились обеих штанин!.. 

— Ты куда прёшь, кретин?! — очухался тут лысый. — Где коза? Ты вытащил её из сарая?.. А почему ты в шортах?! 

И тут их взорам предстала отравленная ими собака! Жуткая псина сидела на будке, глядя на них сверху вниз бешеными глазами и скаля свои страшные зубы! Это была самая настоящая собака-зомби! 

— Ну, что, допрыгались, голубчики?! — прорычала собака. — Прощайтесь с жизнью! 

В лунном свете Бобик выглядел поистине угрожающе! 

Вскочив на ноги, лысый схватил лежащую на земле жердину и замахнулся на Бобика. В ту же секунду я выпрыгнул из будки и вцепился когтями в грудь бандита. Зубы мои обнажились прямо перед его носом.

— Мяу-у-у! — заорал я устрашающе. 

— А-а-а-а! — заорал он испуганно, роняя жердину прямо на ушастого.

Снизу мне на помощь поспешил Бобик. Крепкими зубами он схватил лысого за штанину, и я услышал треск рвущейся ткани. Спрыгнув с лысого на спину ушастого, я оставил и на нём отметины от своих выпущенных когтей. 

— А-а-а-а! — бандиты в ужасе спешили к калитке. 

Вцепившись в спину ушастого, я чувствовал себя жокеем на лошадиБобик озадачился идеей оторвать вторую штанину удирающему лысому! И того и другого, с весёлым блеянием, сзади подгоняла рогами коза Машка!

Соседские собаки уже лаяли на всю деревню. Дед Егор и баба Груня, не сумев выйти на улицу, выглядывали в открытое окно.

— Что это вы там хулиганите? — услышали мы голос дедушки. — Зачем дверь подпёрли? А ну, быстро открывайте! А то стрелять буду!

Стрелять ему, конечно, было не из чего. Если только из своего старческого газоотвода. Но голос был грозен!

Отпустив восвояси незадачливых воришек, мы вернулись во двор, закрыли калитку и открыли дверь дома. Дедушка с бабушкой спустились с крыльца и ужаснулись. 

— Что же это такое, мартышкин хвост?! — выругался дедушка. — Ни днём, ни ночью от вас, лоботрясы, покоя нет!

Увы, дед Егор подумал, что это мы учинили такой беспорядок, а не бандиты. Конечно, отчасти он был прав. Ведь все капканы и «растяжки» были установлены нами.

— Кот дома не ночует! — бесился дедушка. — Пёс с цепи срывается! Коза, и та по ночам с ума сходит! Вместо того чтобы спать и давать спать другим — всю деревню на уши подняли! Весь двор развалили!.. Поленница им помешала! Ведро помешало!..

— Погоди, Егорушка! — заступилась тут за нас баба Груня. — Тут, похоже, посерьёзнее дело, а не просто хулиганство!.. Вот, глянь-ка, штаны чьи-то валяются! И верёвка чужая!.. 

— Так вы, что же, мои дорогие, — догадался тут обо всём дед Егор, — в одиночку, без человеческой подмоги, от каких-то налётчиков нас уберегли?!

— Мяу-мяу, — мяукнул я скромно.

— Гав-гав, — поддержал меня Бобик.

— Бе-е-е! — дополнила коза Машка.

— Ах, ну какие же вы у нас молодцы! — улыбнулась баба Груня. — Прямо как три мушкетёра! 

— Ага, — кивнул дед Егор, весело подмигнув. — А мы с тобой, Грушенька, при такой «кавалерии», как король и королева!

Вот так… 

Приходите ещё! Посидим-помяукаем!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *