Что не подсунь, во всё поверят! Всё съедят! Темнота, одним словом

Бывают такие времена, когда тебя одолевает зима.

Сидишь себе на стареньком сером диванчике и мечтаешь о настоящей, насыщенной милыми сюжетами жизни, которая так и не раскрасилась. Увы, человеку всегда чего-то не хватает. А полосатый кот лежит рядом с тобой, тихонько мурлыча, и навевает какие-то сказочные мысли.

Меняются пейзажи перед глазами, оживают окружающие тебя предметы, дарят свет и уют…

— Дедушка, а как это понять выражение «пометки на полях»? — спрашивает меня вдруг мой любознательный кот. — И Пушкин, и Онегин, и остальные писатели оставляли эти самые «пометки на полях». Они что, ходили по полям и метили территорию?

— Нет, конечно! Ну, что ты, Барсик, они же не коты! — смеюсь я сердечно. — Ну, где это видано, чтобы великий русский поэт, сам Пушкин, ходил по полям и метил территорию?! Я уж не говорю про Онегина, который, говорят, был ещё талантливей!

— А как же тогда понять это выражение? — недоумевает Барсик.

— Понимаешь, эти «пометки» — пометки не на колхозных полях, а на полях книг. У книг ведь тоже есть свои поля. Вот, видишь, — показываю я пальцем на развёрнутую книгу, — это и есть поле. 

— Ах, вот оно что, — чешет лапой бороду кот.

— Ага, — киваю я. —  Раньше, когда-то давно, умные люди — и Пушкин, и Онегин в том числе — любили читать умные книги…

— А зачем умным людям читать умные книги? — перебивает меня кот. — Они же и так не дураки!

— А какие же им читать, по-твоему? Дурацкие, что ли? — удивляюсь я. — Умному человеку всегда нравилось умные книги читать! Чтобы проверить свой ум, а заодно и порадоваться, что не дурак!

— А-а! Тогда понятно, почему у нас столько дураков сейчас в мире! 

— Почему? — спрашиваю я.

 — Не хотят радоваться, что не дураки! — поясняет кот. — Живут, как есть — и слава Богу! Пузо сыто — душа довольна! Поля метить им уже не интересно!

— Хм, — усмехаюсь я. — А разве коты с кошками живут не так же? Это ты один у меня такой любознательный и читать любишь, а остальные то… 

— Да нет, дедушка, среди нашего брата ещё много учёных! — протестует Барсик. — Мы то поля метить любим! И в прямом и в переносном смысле!

— Хе-хе! — смеюсь я. — В прямом то смысле, пожалуй, больше любите! 

За окном всё танцуют пушинки волшебного снега. Я любуюсь на них сквозь морозный узор на стекле. И течёт диалог озорного кота с человеком. Только кто из нас кот? Непонятно уже в этой мгле…

— А почему люди считают, что коты разговаривать не умеют? — спрашивает Барсик. — Ты же со мной разговариваешь, дедушка!

— У людей ассоциативное мышление очень хорошо развито, — улыбаюсь я, поглаживая его по мягкой шёрстке. — Они считают, что если большинство котов молчуны, то и поговорить с ними не о чем. Да и забывают, что молчание — не признак немоты, а признак мудрости!

— А что такое ассо… ассоциативное мышление? — не понимает кот. — Это наверное, что-то с мышами связанное?

— Почему это, с мышами? — удивляюсь я. — Мыши то тут при чём?!

— Ну, сам же говоришь, дедушка, мышление, — мурлыкает кот.

— А-а! Вон ты о чём! — смеюсь я. — Видать, и у котов работает это самое ассоциативное… Вот и ты, услышав созвучное с мышами слово, сразу мышей себе представил. А ведь мышами тут и не пахнет! 

— А чем пахнет? — спросил Барсик.

— Мыслительным процессом, — отвечаю я со знанием дела. — Так как в корне мышления заключается мысль, а не мышь! 

— Ага, вот оно что! — дошло до кота. — Ассоциативное мышление, оказывается во многих недоразумениях виновато. Если бы не оно, люди бы понимали нас, котов, да и друг друга бы тогда лучше понимали!

— Всё может быть, — радуюсь я наивным размышлениям мудрого кота. — На то и разум дан наверное, чтобы все мы постоянно искали сравнения, находили схожесть и несхожесть, и делали умозаключения, как верные, так и неверные. Вот расскажи сейчас людям, что есть у меня такой умный кот, как ты, так они сразу поверят, что и их коты могут быть умными!

— Да уж, что не подсунь, во всё поверят! Всё съедят! — усмехается кот. — Темнота, одним словом!

— Да нет, Барсик, — качаю я головой. — Тут ты не прав! Какая же это темнота? Это доверчивость! А кто на доверии человеческом выехать хочет, обманом взять, для собственной выгоды, вот тот по-свински поступает! Так что, не тот темнота, кто доверяет, а тот, кто грешит, доверчивых обманывая!

— Тогда что ж, и сказать никому нельзя, что я у тебя говорящий? — печально вздыхает кот. 

— Ну, почему, нельзя? — отвечаю я. — Можно. Только сенсацию из этого делать не надо. Не надо нарочно напоказ выставлять. Лучше за сказку выдать. Или за маразм старенького дедушки…

Смотрю, а кот мой уже сладко спит. Задремал под незатейливые сказки. Да и я, видать, чуть не задремал… В комнате стало совсем темно. День завершён. Пора и мне на боковую.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *