ХОРОШИЙ ЗЯТЬ.

Давайте знакомиться. Меня зовут Елена Петровна. Впрочем, конечно же, есть люди которые называют меня не так официально. Мама часто норовит назвать меня Алёнкой, и тогда я взрываюсь:

-Ну, мам, мне пятьдесят три года, а ты меня как маленькую! Что ты в самом деле!

-Ладно, ладно, я помню, Лена, я не буду.

 Муж называл меня тоже по-разному: обычно «мать», но иной раз, когда он бывал в хорошем настроении, то мог назвать меня Ленок.

Когда он умер, мне было сорок семь, а ему через пару месяцев должно было стукнуть пятьдесят. Не дожил. С тех пор я живу одна. Дети выросли, разлетелись кто куда, внуки иногда навещают, но не часто.

 Порой приходят  в голову мысли, что это хорошо, что я женщина. Дел всяких хватает, скучать некогда.

 Идешь с работы, по дороге заходишь в магазин, потом дома надо ужин приготовить, посуду помыть. То уборка, то стирка, то ещё какая-нибудь мелочёвка. Только по выходным и праздникам иногда выдаётся свободное время, и тогда из глубины памяти поднимаются воспоминания, приправленные печалью и тоской. Я не люблю праздники.

 В этом году взяла путёвку, и на три дня  уехала в Минск. Жили в гостинице, ездили на экскурсии. По магазинам пробежалась. Так и время незаметно прошло. Назад летела  самолётом. Место хорошее, возле иллюминатора, в середине салона.

 Рядом со мной сел молодой мужчина лет тридцати пяти. На правой руке колечко — женат. Молодец, что носит кольцо, видно любит жену.

 Сначала мы летели молча, а потом как-то незаметно разговорились. Он, кажется, о чём-то спросил. Я ответила. Вот и завязался разговор. Он порой как-то странно смотрел на меня. С  интересом, что-ли. Я  не верила сама себе: этого не может быть, это мне просто кажется.

Вдруг он сказал:

— Вы чем-то похожи на мою тёщу.

И, помолчав, добавил:

— На любимую тёщу.

 Я мысленно вздохнула с облегчением: вот, оказывается, в чём дело, а я-то уже напридумывала Бог знает что.

-Вы, значит, любите и цените вашу тёщу? — спросила я его.

-Да, люблю и ценю, — как-то странно ответил он.

-Это хорошо. Здорово! Значит Вы не из тех зятьев, которые про тёщу сочиняют разные гнусные анекдоты?

-Нет конечно! Я не из тех. Моя тёща часто смеётся, что ей повезло с зятем.

-Я рада за Вас! Так приятно, когда люди ладят и живут дружно.

-Интересно, что бы Вы сказали, если бы знали, как мы живём, — вдруг пробурчал он, криво улыбнувшись. Это прозвучало так необычно, словно человек имел в виду что-то особенное, тайное.

Я решила, что мне не следует углубляться в тему: зачем мне знать чужие тайны. Но ему, по-видимому, хотелось говорить об этом:

— Я действительно люблю свою тёщу. Если бы мне лет пять назад кто-то сказал, что я буду любить мать своей жены как женщину, честное слово, дал бы ему в морду, — сказал он глухо.

— В каком смысле — как женщину? — удивилась я.

— В самом прямом — я с ней сплю. Редко правда. К сожалению, — нехотя ответил он.

— Подождите! Но как же? А жена? — смутилась я.

— Жену я тоже люблю. И дочку обожаю. Для них я живу и работаю. А тёща… Леночка моя… это… даже не знаю, как объяснить.

-Вашу тёщу зовут Еленой? — спросила я, ошеломленно глядя на соседа.

-Да, её зовут Елена Николаевна. Она учительница в школе.

-Простите пожалуйста, то, что вы сказали, так неожиданно. Но как же? Вы не боитесь, что Ваша жена узнает, и будет страшный скандал?

— Боюсь, конечно, но когда я прихожу к Леночке, у меня крышу сносит. Мне с ней так хорошо, что я не могу ничего с собой сделать.

— А она? Как же? Ведь Вы — муж её дочери!

— Она не сразу согласилась. Сначала избегала меня, пряталась. Но однажды я её всё-таки догнал…

— Вы очень сильно рискуете, просто ходите по острию ножа!

— Я знаю. Но это делает мои встречи с Леночкой особенно яркими и желанными.

— Ведь она же намного старше вас! — смущённо сказала я.

— Да, намного. Но слышали бы Вы, как она хохочет. Совсем как девчонка! Она цветёт, потому что ей хорошо со мной.

— Конечно, это Ваше дело, но так странно. И страшно. Что Вам сказать, даже не знаю, — растерянно говорила я,

— А почему Вам захотелось всё это мне рассказать? —  спросила я, волнуясь.

— Вы на неё похожи, и мне сейчас ужасно хочется Вас поцеловать.

— Вот это не нужно! Успокойтесь! Подумайте о чём-то другом! О жене, о дочке. Воды попейте.

— Ясно. Извините, я не хотел напугать Вас.

Он принялся жадно пить воду.  В это время стюардесса объявила, что самолет идет на посадку, и предложила пристегнуть ремни. Я отвернулась к иллюминатору и принялась смотреть на облака. В голове моей путались мысли, возникали картинки одна другой удивительнее.

Читать об этом мне приходилось, но впервые в своей жизни я столкнулась воочию с зятем, любящим свою тёщу как женщину, и эта встреча и его рассказ ошеломили меня.

Наконец мы приземлились. На прощанье он положил свою ладонь на мою руку и грустно сказал:

— Простите меня!

— И Вы меня простите! — горячо ответила я, — Я Вам не судья!

 Я пошла к выходу, а он немного замешкался. Потом я видела, как его встречала молодая хорошенькая женщина лет тридцати с маленькой дочкой. Он обнял жену,  дочку поднял на руки, и они пошли к машине. Я  мысленно пожелала этому мужчине счастья и разума.

  *****

 История эта была спрятана во мне очень глубоко, почти никогда не вспоминалась. Она существовала в глубинах моей памяти под грифом «секретно». Но сегодня я прочла у одного поэта:

 *- Легко забытые обиды

  Воспоминаньем  растерзать…

  И вдруг что-то случилось. Из глубин памяти  поднялась эта давно забытая история. И ярко вспыхнули те чувства, которые я испытывала тогда.

*Стихи В.Левашова.

© Copyright: Ирина Полонская, 2019

Свидетельство о публикации №219111701968

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *