Как я был Папамамой

Хорошо это или плохо…

Папамама – это я. Так вышло.

Нет, детей рожал не я, вы не о том подумали. Просто мама самоустранилась. Так бывает.

Речь не о ней. Дочь незаметно взрослела. 

Увы, это было очень заметно…

Но я мужчина, чёрт возьми, поймите.

Как!? Как, на каком языке я должен с ней разговаривать, в каких терминах разъяснять, какие примеры и доводы предъявлять?

Ага, не знаете!!! Я тоже.

А у неё… стыдно сказать… сисечки выпирают.

А она, жуть, книжки читает… где только берёт?

Исключительно про любовь. 

Я таких никогда не читал. 

Видели бы вы её взгляд, когда она погружена в чтение. Я мужчина…

Это, это… ладно, молчу.

Мой мир, это мой мир. Где я только не был. Там тоже… иначе, откуда бы взяться моей дочери? Но я, это я, а она, она девочка, подросток.

Сисечки ещё не показатель взросления. У меня тоже, знаете, было такое. Да-да, не удивляйтесь, мальчикам очень больно, когда сисечки…

Речь не об этом. У меня гормоны тогда власть свою пробовали, а у неё? Чушь собачья.

Как с ней говорить, о чём? Мать бы её ети, эту маму с атрофированным материнским инстинктом. 

А если она меня пошлёт? Кто я для неё? 

Папа. И что? Штаны снять, показать, чем мальчики от девочек отличаются?

Откуда мне знать, что у неё в голове, о чём думает, что уже знает. Дети любознательны и коммуникабельны, чёрти о чём говорят.

Они ведь словно в дремучий лес забрались, заблудиться могут. А если Соловей-разбойник встретится?

Стал время от времени замечать такое…

Сидит, ножки зажимает, щурится, потом глаза заведёт, голову запрокинет…

Мамочки!!! Не дай бог!

Смотрю, глазам не верю – бёдра вширь пошли. Это у моей-то тростиночки. 

Талия появляется, блеск в глазах. Часами у зеркала трётся, сама с собой разговаривает.

У крошки моей роста от силы сто тридцать сантиметров, гномик ещё, дюймовочка, до подбородка моего не достаёт. И что… 

Дюрьмовочка, блин…

А ничего ровным счётом. Месячные пришли, а мы не ждали…

Самое время Высоцкого вспомнить: Но вот явились к нам они — сказали: «Здрасьте!»

Мы их не ждали, а они уже пришли… А в колоде как-никак четыре масти: они давай хватать тузы и короли!

Я как идиот последний, показываю, как лоскутки нарезать, как сворачивать, куда…

Господи, освободите меня от доли такой!!!

 Пальчики у девчоночки моей тонюсенькие, кукольные, животик впалый, ключицы наружу, позвонки пересчитать можно не снимая майки. Это что. Это как!!!

А у неё мальчик появился. Старше на год. Или на два. 

Делать-то что? На свидание с ней ходить?

— Доча, миленькая, я папа, понимаешь, папа, не подведи!

— Ты о чём? 

— О том, что ты девочка, а у мальчиков… мальчики любят девочек, а у девочек… Короче, дочь, девочки могут стать мамами, а мальчики папами…

— Пап, ты про секс?

— Чего, какой к чёртям собачьим секс, кто тебе такую хрень… выкладывай как на духу, чего знаешь? 

— Да ничего, пап, так,  фигню разную девки рассказывают.

— Какую именно. Я про тебя всё должен знать. Понимаешь всё! Целовались?

— Ну, ты даёшь, папан. Я ещё в четвёртом классе…

— Что, что ты сказала? В четвёртом, а сейчас… хочешь сказать… отвечай, чего мне ждать?

— Да ничего особенного, па…

— Это… вот здесь трогал? 

— Па, я уже взрослая. Говори прямо. Секса у нас не было, но…

— Что!!!

— Секса, говорю, не было, но я всё знаю. 

— Чего именно знаешь?

— Всё, пап, всё. Витьку без трусов видела…

— И… посмотрела, что дальше было?

— Потом я ему тоже всё показала.

— Ну, чего именно показала.

— Па, ты чё, совсем того? Я думала, ты знаешь, чего девочки мальчикам показывают.

— Допустим. Он тебя трогал?

— А как же? 

— А ты его?

— Конечно, па.

— Слушай, доча, у меня с нервами что-то не то. Давай ты мне сама всё расскажешь. Ты же не маленькая уже.

— Ты мне чего, папуль, сексуальное просвещение решил устроить? Это зря, опоздал.

— Как ты сказала? Всё, молчу… У нас от сердца что-нибудь есть?

— Откуда мне знать, у меня всё в порядке. Короче, па, не переживай. Детей мы пока не намечаем.

— Кого, доча?

— Ты как маленький. Мы всё продумали. Чтобы Серёжку в армию не забрали, мы двойню родим.

— Скромно, дочь. Давай лучше три, нет, четыре… Когда первый пойдёт?

— Так, глаза не закатывай. Не было у нас ничего, не было. Это только планы. Можешь к доктору отвести. Проверить.

— Чего именно проверять?

— Девочка я, девственница. Расслабься.

— Уже. А я то, дурак, думал, как тебе рассказать, что у мальчиков…

— Видишь, тебе повезло. Серый мне всё показал и всё рассказал. Между прочим, мне уже пора лифчики покупать.

— Да-да, доча, пора…

— И презервативы на всякий случай.

— На всякий?

— Ты же не хочешь, чтобы я залетела до того как…

— Как жаль, что у тебя нет мамы. Мне нельзя, не нужно всё это слышать.

— Ей бы я, па, ничего не сказала.

— Ага, а мне, как подружке, можно.

— Ты же Папамама.

— Ну да, ну да…

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *