Как я уговорил А.С.Пушкина стать великим русским поэтом

Однажды я это сделал. Вот вам прямое тому доказательство. 

Давным-давно, когда всем известный Александр Сергеевич ещё не был таким известным, а коты уже умели путешествовать во времени, попал я в Царское Село. Александр Сергеевич был тогда обычным учеником Царскосельского лицея. Учился кое-как, хотя и любил читать, и, разумеется, ещё совсем не определился со своим будущим.

Я застал его сидящим в беседке посреди цветущего сада. Он как раз дописал любовную записку некой «пастушке», спрятал её в карман, и теперь мечтательно вглядывался в облака, плывущие по синему небу.

— Здравствуйте! — поприветствовал я Пушкина. — Извините, что без аудиенции… Но дело не терпит отлагательств! Будущее может погибнуть!

— Что?! Говорящий кот-с? — уставился на меня кудрявый юноша. — Чертовщина какая-то!..

— Не пугайтесь, Александр Сергеевич! Я с добрыми намерениями! — поспешил заверить я.

— Неужели нечистая сила хочет меня попутать?! — спросил сам себя Пушкин.

— Да какая нечистая сила! Бросьте вы!.. 

— Чур меня!.. Чур!..  

Он отвернулся, зажмурил глаза, потом снова открыл их и с надеждой посмотрел в мою сторону. Увы, я не испарился!..

— Ох, какой кошмар! — усмехнулся я, глядя на забавного паренька. — Этот жуткий говорящий кот так и не исчез!.. Ох, Александр Сергеевич, мне казалось, вы начитанный и образованный юноша, а вы ведёте себя, извините, как маленький!.. Неужели вы верите в нечистую силу?  

— Нет! — покачал кудрявой головой паренёк. — Я верю, что всему есть научное объяснение!.. Наверное, гуляя нынче по лесу, я перепутал и вместо морошки отведал какую-то несъедобную ягоду, потому мне теперь и мерещится всякое…

— Я не всякое, — запротестовал я. — Я обыкновенный говорящий кот из будущего. 

— Из будущего? — недоверчиво покосился на меня Пушкин.

— Ну да! Откуда же ещё!.. Понимаете, нам там очень нужен истинный гений!

— А я тут при чём? — паренёк хотел встать и уйти, но я поспешил его остановить.

— Постойте! — воскликнул я отчаянно. — Если вы откажетесь, вы никогда этого себе не простите!

— Я не хочу иметь с вами дело!.. 

— Ну, поймите же вы, молодой человек, — уговаривал я несговорчивого мальчишку, — нашей стране и всему миру просто необходимо, чтобы воссияло, наконец-то, над землёю солнце русской поэзии! 

— Да ну её, эту поэзию! — отмахнулось будущее «солнце». — Вон и батенька мой пописывает на досуге, и дядюшка не отстаёт. Не хватало бы ещё, чтобы я начал этой поэтикой увлекаться! Нет уж, благодарю покорнейше, но я этим заниматься не стану! 

— А если я предложу вам некоторое оборудование, которое помогает в писательстве? — хитро прищурил я левый глаз. — Возможно, тогда вы заинтересуетесь?

Заносчивый мальчишка посмотрел на меня свысока: кровь прадеда явно играла в его жилах.

— Извините-с, но сейчас меня более всего интересуют балы и красотки, а ни какие-то там оборудования-с!   

— Я летел сюда из будущего! — напомнил я. — А это, знаете ли-с, не на поезде от Санкт Петербурга до Коломны прокатиться! 

— На каком ещё поезде-с? — не понял Пушкин.

— Ах, ну да, вы же пока ещё не в курсе, — опомнился я. — Первый поезд запустят ещё не скоро!.. Но знайте век технологического прогресса уже грядёт! Так что, либо сейчас, либо никогда!.. Решайтесь, Саша! Иначе, через каких-то двести лет, люди совсем забудут о книгах! Вы должны взять перо и чернильницу в свои руки, и…

— Да отстаньте вы от меня, сударь, в самом деле-с! — вспылил Александр Сергеевич, выскакивая из беседки и убегая за Царское Село. 

Но убежать от меня было не так-то просто. Ловко перебирая четырьмя лапками, и не отставая ни на шаг, я бежал следом за Пушкиным.

— Не хочу быть поэтом! — отмахивался от меня Александр Сергеевич. — Не хочу быть писателем! Да у меня и почерк то не писательский!.. И, вообще, почему это вы думаете, что если у меня прадед генерал, дед полковник, а папа светский лев, я обязан становиться писакой?.. А, может, я полководцем хочу стать! Или просто работать!.. Да-да, просто работать, сеять и пахать землю! Чего вы смеётесь?!..

— Простите, Саша, но это просто смешно! — прокричал я Пушкину. — Мало нам Льва Толстого — графа-пахаря, так и вы туда же!

— Какого ещё графа-пахаря?! — не понял меня Пушкин. — Чего вы выдумываете! Не знаю я никакого Льва Толстого!

— Ах вы, невежа! — вспылил я. — Даже графа Толстого не знаете!.. Хотя, возможно, он ещё не родился… Но это не важно! Сама судьба предлагает вам стать солнцем русской поэзии, а вы ещё выпендриваетесь!

Добежав до какого-то дуба, разросшегося вблизи небольшого пруда, Пушкин выдохся и повалился под ствол могучего дерева, будто ища у него защиты от назойливого кошмара. В руках у него я заметил откуда-то взявшийся кирпич. 

— Не подходите ко мне! — предупредил меня Пушкин. — Зашибу!

— Ну вот вам и первая дуэль, — усмехнулся я простодушно. — Хорошо, что я именно вас выбрал на роль великого русского поэта! В вас, Александр, разу видна необузданность вашего вольнолюбивого характера!..

— Зашибу! — повторил Пушкин ещё более грозным голосом, поднимая кирпич. 

— Ну, что вы, в самом деле?!.. 

Пролетев у меня над самым ухом, кирпич тяжело врезался в землю.

«Ну что ж, — подумал я. — Не хочет по-хорошему, придётся действовать старым изученным методом!»

— Ладно, пёс с вами, ваша светлость! — сказал я нарочито обиженным тоном. — Оставляю вас в спокойствии! Живите и дальше, как пожелаете, а мне позвольте откланяться!

И, сделав вид будто ухожу, я обогнул небольшой холмик и, вернувшись к пруду отыскал недалеко от дуба старую ржавую цепь, такими обычно приковывают к берегу моторные лодки. Конечно, моторных лодок в те времена ещё не было, но цепи для них оказывается уже ковались.

Утомлённый Пушкин сладко спал в тени могучего дуба. Несмотря на свой юный возраст, или наоборот благодаря ему, будущий гений так храпел, что бряцанье привязываемой его к дубу цепи наверняка казалось ему приятным звоном колокольчиков, доносящимся из глубин его крепкого сна. Когда он проснулся, я сидел рядом с ним и мило улыбался.

— Ох, это опять вы! — простонал бедный Пушкин, пытаясь подняться, но заметил цепь. — Зачем вы приковали меня к дубу? Вы хотите моей смерти?!

— Ну, что вы! Конечно нет! — поднял я к небу верхние лапки в знак дружелюбности. — Наоборот, я всячески радею за то, чтобы вы сделались нашим светилом!

— Но… Это всё так сложно! — беспомощно выдохнул Александр Сергеевич.

— Ничего подобного! — усмехнулся я. — Помните, я говорил вам о неком оборудовании, которое создано специально в помощь писательству? 

— Нет, — покачал головой Пушкин. — Не помню.

Сняв с плеча небольшую котомку, я извлёк из неё самый современный смартфон, работающий на солнечной батарее.

— Интернета тут, понятное дело нет, — сказал я Пушкину, — поэтому я заранее установил все необходимые программы! Вот эта для подбора рифм. Вот эта — блокнот для записей. Вот эта… Что с вами, Александр?..

Глядя на мелькающий экран смартфона, на котором я лихо меняю картинки, с помощью скольжения лапки по сенсорному экрану, ошарашенный будущий гений не выдержал волнения и потерял сознание!

Приведя Пушкина в чувство с помощью искусственного дыхания, я продолжил знакомить его с новшествами прогресса. 

— Вот, смотрите, это так просто, почти как забавная игра! — уговаривал я. — Нажимаете на этот значок, потом на этот. Нажимаете на буквы. Если ошибка, стираете и пишите снова. Видите, как удобно?!

Ближе к вечеру, измученный мною, комарами и голодом, Александр Сергеевич наконец сдался, и согласился стать великим русским поэтом. 

Оставив ему чудо современной техники, я отправился обратно в будущее, где с удовлетворением обнаружил, что теперь у нас с вами есть такой замечательный поэт и писатель, как Александр Сергеевич. 

И как же мне было приятно прочитать эти, посвящённые мне и нашей памятной встрече строки, хотя Пушкин и приукрасил немного.

 «И там я был, и мёд я пил;

 У моря видел дуб зелёный;

 Под ним сидел, и кот учёный

 Свои мне сказки говорил».

А потом уже все поверили, что так оно всегда и было! 



Картины: художник Андрей Андрианов  Фото с сайта: https://artnow.ru

Спасибо за внимание! Приходите ещё! Посидим-помяукаем!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *