Лишь мёртвые рыбы плывут по течению

Одна моя хорошая знакомая легла в клинику на серьёзную операцию. (Я интроверт, по этой причине редко кого причисляю к друзьям. Мне 62года, друзьями я считал за всю жизнь всего семь человек, не считая жену.)

Приятельствую я с ней где-то около семнадцати лет. Для простоты повествования назову её Рита.

В те далёкие годы это была цветущая женщина. Слегка полненькая, с пухленькими румяными щёчками, горящими задором глазами и сумасшедшими планами на будущее.

Выглядела она замечательно. Энергией буквально фонтанировала.  

Я работал тогда в такси с её мужем. Собственно наше знакомство с него и началось, но лет на пять раньше.

Эти пять лет она жила на Украине, занималась домом и детьми, а Семён зарабатывал в Подмосковье.

Ситуация банальная. Сколько семей тогда и сейчас жили на два дома, не задумываясь о последствиях. Выжить бы, считали они. 

Времена были суровые: бандитизм, беспредел, нищета. Проблемных пассажиров, трагических ситуаций на дорогах и всевозможных побочных проблем, хоть отбавляй.

Работали мы с ним часов по двенадцать, потом небольшой отдых и снова за руль.

Естественно, это приводило порой к нервным срывам, депрессиям и недомоганиям.

Мне было проще, я женат и жил дома. Женщина, если любит, способна вылечить любую хворь. Инструментов у неё для этого предостаточно.

Семён был парень не промах: специально часто брал ночные смены, когда в качестве пассажиров попадались женщины под хмельком или просто разочарованные жизнью дамы.

В подробности его переговоров, да и в прочие ситуации я не углублялся, своих проблем навалом. Однако, мы слишком много времени проводили рядом, поддерживали и выручали друг друга.

Невольно я был в курсе практически всех его адюльтеров. Семён от меня и не скрывал своего пристрастия.

У мужчины, кто не знает, две головы и два мозга. В паре они действовать не могут, поскольку требуют огромных энергетических затрат и усиленного кровоснабжения. 

Всвязи с непомерными издержками ресурсов организма один из возглавляющих процессы жизнедеятельности центров блокирует, порой полностью выключает конкурирующий.

Семён, насколько я понял по его рассказам, с юности был эротоманом. 

Между женской лаской и заработком, не говоря обо всём остальном, он не задумываясь выбирал первое.

Не знаю, какой он был любовник, но претендентки на его благосклонность стояли в очередь, хотя он никогда им не врал. 

Семён сразу объявлял, что женат, отец двоих детишек и менять социальный статус ни при каких обстоятельствах не намерен.

Он обычно имел одну постоянную пассию и три-четыре эпизодических, не считая спонтанных связей, число которых варьировало по причине случайного характера жизни в то время вообще и у таксиста того периода жизни в частности. 

Бывали у нас с ним смены длительностью по сто и больше часов. 

Насколько я понимаю, у него имелся в мозгу некий встроенный механизм, который чётко фиксировал штучное количество и протяжённость в километрах генитальных фрикций.

Если Семён долго не имел проникновения в глубины тягучей сладости, у него начинался психоз, который он называл, видимо не без основания, спермотоксикоз.

Ломало парня жутко. 

Вылечить от этой болезни могла лишь постоянная, которую он знал вдоль и поперёк, подружка. Но, прежде чем отправиться к постоянной партнёрше, ему непременно требовалось сбросить давление в семенниках, для чего  была нужна доступная, податливая блудница.

Не знаю, что это: распущенность, болезнь или избыток темперамента. Таков уж он был. 

Однако, судьба ему благоволила. Ни разу за всё время он не заразился. То ли внутренний цензор выбирал женщин чистых, то ли иммунитет помогал не подцепить лихую хворь.

Потом дети подросли, Рита приехала к мужу.

Сразу скажу, что в его жизни это мало что изменило. Ежедневные походы налево продолжались.

Знала жена уверенно об этом или нет, но беспокоилась, это точно. Сколько раз у меня спрашивала.

Естественно, по ряду причин я делал вид, что ничего предосудительного или криминального не было. 

Мужская солидарность, опасение оказаться виновником раздора. Не хотелось в глазах приятеля быть предателем, для неё — пособником. Муж и жена — одна сатана. 

Их объединяет нечто настолько общее, до степени смешения, что посторонний человек способен быть разве что катализатором и инициатором солидарного гнева супругов.

Мне в жизни случалось попасть в подобную ситуацию. Повторения не хотелось.

Прожили они вместе около года, когда у Семёна смертельно заболела мама. Ехать ухаживать за ней пришлось Рите. 

Её настроение нужно было видеть. Некие туманные предчувствия в её красивой головке бродили, не давали покоя.

Семёна её отъезд только обрадовал. Его руки и застоявшийся прибор сладострастия были развязаны. Парень разве что не ржал. 

Его кровь была предельно насыщена тестостероном, кровь бурлила, тело источало невидимые, но вполне ощутимые объёмы феромонов. 

Действовать мой приятель начал немедленно, как только посадил Риту на поезд.

Не работал он около недели. Тогда и познакомился с молдаванкой, девчушкой вдвое моложе себя.

Она была хороша собой. Честно признаюсь, я даже немного завидовал.

Мне такой мезальянс был непонятен. Разве что в гигиенических целях, как рассчитывала девочка. Постоянный любовник, это безопасно.

Глупышка. 

Они сняли комнату и жили до самого приезда Риты, когда маму Семёна похоронили.

Сёмка мне подробно рассказывал обо всех похождениях, разве что без картинок. Видно это доставляло ему настоящее наслаждение. 

Рита немного сдала. То ли физическое и психическое напряжение сказалось, круглосуточно ходить за умирающей, не просто. Или думы с горьким и пряным привкусом о странном характере супружеских отношений одолели.

Наверняка, женщина что-то чувствовала. Женская интуиция — прибор тонкий.

Улыбка женщины растаяла, смех прекратился. Выглядела Рита основательно пожившей, измождённой.

Человеческий организм, это сеть ирригационных систем, по которым непрерывно циркулируют различные субстанции.  Стоит где-то случиться незначительному засору, как здоровье начинает сыпаться.

Я не врач и не экстрасенс, но наблюдать умею и выводы выстроить тоже могу. 

Честно говоря, мне уже тогда было её жалко. 

Я сам не жил никогда безоблачно. Жена бросила меня с двумя ребятишками, что долго не позволяло связать жизнь с другой женщиной. Проблема отсутствия рядом человека с большой буквы мне знакомо.

Но я жил с бывшей супругой, несмотря на измены, сознательно,считая, что делаю это ради детей.

Какая наивная глупость. Никогда нельзя жить ради кого-то. 

Это равносильно тому, что взять и отрезать основательный кусок своей плоти, чтобы накормить бродячую собаку: больно, неразумно,смертельно опасно. 

Всё, что чересчур,  эксцентрично и легкомысленно. 

Жизнь дана человеку в аренду на довольно малый срок. Зачем делать её ещё короче лишь из желания кому-то понравиться, быть правильным в чьём-то мнении?

Через несколько лет неприкаянной одинокой жизни начал сдавать папа Семёна. Можно не говорить о том, кому пришлось обихаживать егонемощную старость. 

Она была прекрасная мать, хорошая жена и вообще замечательный человек, который совсем не умел говорить слово “нет”.

Естественно, Рита поехала. 

Свёкор умирал полтора года. Её пришлось очень нелегко.

Семён страдал от необратимого характера папиной болезни и лечил свою депрессию многочасовой ежедневной близостью со всеми подряд, в кого можно было проникнуть. 

На этот раз гражданской женой он выбрал странную даму,которая страдала от неразделённой любви к двум мужчинам нетрадиционной сексуальной ориентации.

За выходные, которые женщина проводила у своих дружков, её темперамент становился необузданным и взрывным. 

Лависа, именно так необычно звали новую пассию Семёна, позволяладелать с собой всё, даже больше. Те, в кого она была влюблена, совокуплялись при ней, заводили, будоражили воображение, но секс с женщиной был им неприемлем.

Семён обо всём знал. Его это нисколько не смущало. Напротив, он рассказывал, что такого кайфа, как с ней, не испытывал никогда прежде.

В выходные Семён всегда выходил в ночную смену и обязательно приводил в съёмную квартиру женщину. Это не считая быстрого секса с озабоченными сексуально дамами. Странно, но мне такие никогда не попадались, за исключением пары анекдотических случаев.

Впрочем, мне всегда было достаточно одной женщины. Кроме этого природная брезгливость, которая не позволяла рассматривать возможность одноразовых связей.

С Украины вернулась совсем другая Рита. У неё были проблемы с лишним весом, узлами на ногах выпирал варикоз, давало о себе знать давление.

Им бы на родину вернуться, но такой вариант никто всерьёз не рассматривал. Тут ещё события на Донбассе…

Сняли квартиру, начали оформлять Рите гражданство. 

Она была на шесть лет моложе супруга, но выглядела теперь старше.

Пока Семён справлялся со своими супружескими обязанностями. Страстный темперамент и долгие годы совместной жизни позволяли совмещать приятные встречи на стороне с необходимыми для социальной роли обязанностями супруга.

Но Рита была уже не та. 

Она стала неспособной возбуждать мужа, как прежде. Сказались и годы, прожитые порознь.

Отчуждение, вначале казавшееся лишь тонкой прозрачной вуалью, стало перекрывать каналы, питающие желание жить.

Рита загрустила, стала болеть. Временно помогла работа по специальности, которую предложили случайные знакомые.

Некоторое время она была воодушевлена.

Вдохновение, энтузиазм, прилив сил, вернули румянец и оптимистический блеск в глазах. О болезнях Рита забыла надолго. 

Супружеская жизнь наладилась, вошла в колею.

Я совсем перестал испытывать по отношению к ней неловкость и жалость. Просто женщина. 

Как говорится, всё течёт, всё изменяется. Нагулялся, повзрослел. Да и потенция уже не та. Шестой десяток лет разменял.

Семён давно уже не делился со мной своими приключениями.

Позже оказалось, что это было затишье перед бурей.

Неожиданно вскрылся факт его жизни на два дома.

Влюбился мой приятель на старости лет в тридцатилетнюю разведёнку с двумя дочками.

Съёмную квартиру ей оплачивал, детишек одевал-кормил, в школу-сад водил.

Рита окончательно скисла от такой новости, но решила,наконец, проявить твёрдость характера. Предъявила ультиматум.

Оказалось, поздно.

Семён метался с полгода от одной к другой и ушёл окончательно.

Подружка его оказалась истеричкой, постоянно устраивала скандалы с метанием тяжёлых предметов. Много раз попадала в голову и лицо.

Семён терпел. Теперь, кроме этой истерички никто не мог поднять его некогда мощный лингам.

Дама этим пользовалась, раздавая приказы и требуя, требуя.

Однажды она так разошлась, что ударила сожителя ножом.

Лечиться Семён приполз к Рите.

Она, не задумываясь, приняла блудного мужа. 

Лечила, содержала, откармливала, попутно исполняя функцию продажной женщины. Муж ведь…

Сожительница “окружила Риту заботой и вниманием”. Подстраивала мелкие пакости, засыпала гадкого содержания эсэмэсками, фрагментами видео её и его совокуплений.

Рита не нашла ничего более приемлемого, как попросить племянника завести с ней интрижку.

Адюльтер получился на славу. 

Свидания, секс, “душевные” разговоры о том, как она ненавидит этого урода Семёна. Но содержать племянник её отказался. Детьми заниматься тоже не стал.

Девица нашла способ передать Семёну возбуждающие эротические кадры с текстом, начитанным томным голосом, как она сексуально страдает без его мужской ласки.

Семён к тому времени окреп, накопил желания. Поток адреналина снова затуманил его верхний мозг, отдав бразды правления генитальному.

В один из дней он покинул семейное убежище, отправился “стравливать пар” к молодой любовнице, да так у неё и остался.

Однако, это не мешало ему на правах мужа приходить к Рите на обед, заодно сливая на неё весь накопившийся за время отсутствия негатив.

Женщина слушала, страдала. Всё больше замыкалась в себе, становилась печальной и раздражительной.

Блудный муж то возвращался, то, соскучившись по молодке, отправлялся искать эротических приключений на свою старую задницу.

За время этих скитаний они практически утратили связь с Украиной, но так и не стали полноправными россиянами. 

Сейчас оба они пенсионеры. У них нет своего жилья и перспектив когда-либо таковое приобрести.

Представьте себе, какой одного и другого ожидает финал.

Теперь эта операция с исходом, который никто не может гарантировать.

Я намеренно не говорю, что ожидает в скором будущем Семёна, когда он не сможет содержать свою “молодку”, которой теперь тоже немало лет и ноль перспектив изменить к лучшему жизнь.

Его сожительница постоянно в активном поиске обеспеченного партнёра. Впрочем, его мне совсем не жалко.

За что, как говорится, боролся, на то и напоролся.

Теперь я никак не могу понять свои ощущения. Дело в том, что к Рите я тоже утерял остатки былого сочувствия. 

Вспомнилась некогда слышанная странная фраза: “А вы бы могли бы понять изречение — лишь мёртвые рыбы плывут по течению”

А что вы думаете по этому поводу? 

 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *