Наваждение

— О-ла-ла! Какие замечательные ножки. Не то, что у моей жены, — шепчет про себя Витька и начинает украдкой исследовать предмет неожиданного интереса, накручивая эмоции, разжигая желание, идеализируя ту, единственную, которая… 

Очень уж привлекательно и сладко выглядит эта девчонка со своими сексуально-бесстыдными, с гладкой розовой кожей и очаровательными формами.

Такой уж он родился — влюбчивый. 

Не важно, что есть у Витьки жена и постоянная любовница. Как увидит смазливое личико,  голые коленки, особенный жест, сексапильную грудь, услышит особую интонацию в голосе — моментально приходит в возбуждённое чувственное состояние, с которым не в силах справиться.

В его влюблённостях нет системы или логики, они возникают спонтанно, так же неожиданно исчезая, почти бесследно, если объект его страсти не поддаётся чарам  обаяния сразу. 

Яркие впечатления Витькиной чувственности подобны вспышке молнии: они движутся по внезапной траектории, разряжаются на случайный объект и уходят в землю, нередко оставляя на поверхности событий шрамы и разрушения.

То, что ещё вчера сводило его с ума, завтра теряет привлекательность, потому, что растратило новизну и свежесть. Такие коленки он уже гладил.

И вот эти стройные ножки, которые со стороны выглядят обычными, ничем не примечательными, завладевают его вниманием. Больше того, включают пусковую кнопку влюблённости, приводят в экстаз, сопротивляться которому нет сил. 

Глаза парня жадно, с вожделением рассматривают каждую случайно встреченную привлекательную женщину как объект неодолимой страсти, буквально съедая его живьём.

Неожиданно и вдруг оказывается, что у этой девушки удивительные, бирюзовые в крапинку колдовские глаза, пронизывающие всё его существо до самого низа своим сладострастным взглядом.

 Энергия девичьей привлекательности вопреки своему желанию проникает туда, где хранятся амулеты его эротической страсти, необходимые для проведения желанного ритуала.

Тогда Витьке необходимо немедленно воплотить фантазии и грёзы, объёмно и ярко рисующие эмоциональный, чувственный акт слияния, являющийся для него вершиной всего, что украшает жизнь.

Он представляет в деталях и красках процесс взаимного растворения с прелестницей до степени смешения внутренних соков, страстный эротический контакт, приводящий её в незабываемый взрывной экстаз.

Мужчина начинает клацать зубами, его трясёт гаденьким похотливым возбуждением от вида молодого совершенного тела, предоставившего ему и солнцу возможность ласкать выставленные напоказ прелести.  

Холодный пот струится по всему Витькиному телу, вызывая зуд и жжение. А причина — вот она, стоит немного поодаль, хлопая беззаботно ресничками, не обращая на него никакого внимания.

У виновницы взрыва его эмоций и чувств поразительно аппетитная попка: маленькая, похотливая, упругая, выпуклая, влекущая.

Да за такой нимфой… хоть в огонь, хоть в воду. Вот бы её сейчас… Э-э-эх!

А фигура! 

Мужчина сыто, плотоядно зажмуривает глаза, делает выразительные пассы руками, контурно повторяя изумительно плавные изгибы созревшего тела избранницы. 

Он смакует в чувственных фантазиях предвкушение возможного чуда, вызвавшее властное, подавляющее иные желания напряжение внизу живота, прилив крови и невыносимо распирающее желание, побуждающее тайком следить за девчонкой, изнывая от похоти.

Его взгляд нахально раздевает юную прелестницу, азартно срывает откровенно обнажающие интимные подробности тела покровы, взволнованно ласкает, задирая подол лёгкого платьица, раздвигает соблазнительные до сумасшествия ножки.

Конечно, всё это безобразие он проделывает мысленно.

Витька лихорадочно и страстно исследует каждый миллиметр податливого, желанного тела.

Вот это женщина! Какова!

Первая красавица Москвы… страны, мира. И до сих пор не принадлежит ему. 

Аргумент в его пользу уже восстал и требует — иди и добудь! Мужик ты или тварь дрожащая? Убей, но принеси…

Девушка, дразня его возбуждённое воображение, переступает с ноги на ногу, заманчиво выпячивает абрис соблазнительной конструкции в профиль, на который накладываются художественно падающие от дерева светотени, играя полутонами, добавляя объём и загадочность. 

Фея, нимфа… 

Божественно, феерически, впечатляюще! 

Какая выразительная картинка. С такой только иконы рисовать. Мадонну с младенцем… 

Нет, младенец, пожалуй, лишнее. Зачем в постели кто-то третий? Интим. Тет-а-тет.

Какое изумительное лицо! 

А нос, губы… 

Целовал бы и целовал. Пухленькие, яркие, влажные уста, напоминающие, намекающие на  возможный, если действовать с умом, интим. Самые поцелуйные губки из тех, что он встречал.

Прелестный в своей наивности и естественности взгляд. Скорее всего, девственница. 

Упустить такой шанс? Ни за что на свете.

Она обязательно будет принадлежать ему. Нужно только очень постараться. 

Преподнести себя правильно, выглядеть мужественным, неотразимо сексуальным.

Витька явственно видит, как эта девчонка возлежит на огромном ложе, абсолютно нагая, маня нежно-розовым животиком, мягким и плоским, разделённым пополам влекущей вниз ложбинкой, заканчивающейся страстным кучерявым треугольником, таким притягательным и ароматным… 

Нет у него больше сил, терпеть испытание неодолимой страстью.

Ох уж этот кустистый рай, за которым скрывается заманчивая, пьянящая влажная тайна. 

Витька наверно всё бы отдал, только бы прикоснуться к заросшему холмику прямо сейчас. Затем медленно спуститься чуть ниже, где покоится ущелье возбуждения и страсти, провалиться в которое мечтает каждый мужчина.

А как хочется нажать языком на заветную пуговку, включающую женское сладострастие, теребить её губами, впитывая в себя утончённый мускусный вкус, проникнуть в тёплую скользкую слякоть чувствительного узилища, преодолевая сопротивление её молодой возбуждённой плоти.

Витьке не терпится забраться с головой внутрь и качать, качать, высекая искру неземного блаженства, способную возжечь уже не фитиль, а настоящий костёр ощущений, порождающих реальный экстаз, опьянение и оргазм, венчающий этот божественный пир.

Разгорячённая до точки кипения женщина подобна блуднице: она готова на всё. 

Чувствуя приближение оргазма, любая девица вывернет себя наизнанку, желая доставить своему повелителю истинное блаженство в благодарность за доставленное удовольствие.

Вот она уже истекает соками, которые, возбуждая ещё сильнее, стекают по крутым бёдрам, источая запахи, от которых кружится голова и перехватывает дух. 

Чаровница  кричит, стонет, царапает его спину, выгибается дугой, требуя глубины, энергичности и силы проникновения. 

Секундный взлёт, парение в вышине, мгновенное расширение Вселенной, извержение вулкана… толчками, спазмами, минутное помутнение в мозгу… и блаженный покой.

Это всё он. И самая прекрасная женщина Земли, которая принадлежит отныне только ему, плачет слезами радости. 

Ещё бы. Такой мужчина заметил, не пренебрёг, подарил радость. Да девчонка благодарить  должна быть за доставленное удовольствие.

Эти мысли, возбуждение, чувственный спектакль, происходят за секунды. Тем не менее, возбуждённый любовник ощущает возможные действия томительно долго, целую вечность, прожить которую необходимо немедленно, сейчас.

Девушка между тем поворачивается к нему лицом, на котором светится загадочно-томная улыбка, обнажающая ровный ряд влажных  белоснежных зубов.

Губки её намазаны блеском. 

Яркий здоровый румянец, покрытые детским пушком пухленькие щёчки, густые брови вразлёт.

Выразительные оленьи глаза. 

Хлопающие наивно и целомудренно, подведённые чёрным пушистые реснички…

Ухх! Невыносимое притяжение. Нет у Витьки сил, терпеть это испытание дольше. 

По его ноге стекает нечто липкое, сигналя о необходимости начинать боевые действия. 

Ну же, давай!

Сердце стучит невпопад, отдаваясь в ушах барабанной дробью. 

Замерло в предвкушении сладости дыхание: горячее, тягучее, липкое, обжигающее лёгкие.

Спазм, остановивший движение крови, душит, грудь наполняется болью, аргумент в пользу немедленных действий не умещается в тесных штанах…

Объект вожделения встречается с ним взглядом. 

Стильная молодёжная причёска, похоже, очень дорогая, вьётся мелкой волной многочисленных кудряшек, слегка развеваясь отдельными волокнами от дуновения ветерка.

Из разреза глубокого декольте нагло выглядывают сочные полушария грудей. Не больших и не маленьких: в самый раз, чтобы обхватить эти упругие мячики ладонями, почувствовать жар живого прикосновения, волнующие удары пульса в глубине, за грудиной, где скрывается её застенчивое сердце.

Девочка делает шаг навстречу с распростёртыми объятиями.

Мужчина оборачивается. Сзади никого нет. 

Так это же ему предназначен выразительный жест, вызывающий вместо радости эмоциональный шок. 

Неужели он понравился самой прекрасной девушке планеты?

Что это, розыгрыш, случайная удача!

Тем не менее, мужчина решается представиться. Чем чёрт не шутит? А вдруг?

— Эдуард, Эдик. Разрешите с вами познакомиться? Вы такая, такая… самая-самая…

— Понравилась? Нам тоже. Хороша профура, да? Элитная кобылка, объезженная. Но, пока не твоя. Извини, братан, удовольствие не даётся даром. Лола, детка, представься товарищу по всей форме. Очень уж он интересуется, что у тебя скрыто под платьем. Постарайся не разочаровать мальчика, — сказали, нагло смеясь, подошедшие внезапно три разукрашенных татуировками качка, кладя пудовые ладони на его плечи.

— Смотри, развлекайся. Мешать не будем. 

Лола вальяжно, словно растягивая удовольствие, сняла, нисколько не смущаясь зрителей, несколько театрально, заученными движениями, лёгкое платьице, возбуждающими позами демонстрируя волнующие изгибы.

Витька напрягся, но иначе, чем минуту назад. Девочка и её тело были прекрасны, но уже не возбуждали. Его сейчас занимали совсем другие мысли. 

Девушка покрутилась картинно, показала себя со всех сторон, затем повернулась задом, ловко скинула невесомые трусики, бросила качкам, дурачась наклонилась, широко расставила длинные ноги, демонстрируя волшебные ягодицы полностью раскрытыми.

Улыбающееся личико Лолы застенчиво смотрело на него через проём ног.

Витьку трясло.

Юная дива между тем развернулась, взмахнула пластично руками, словно танцующая балерина, приподняла ножку, покрутилась, легко и непринуждённо сделала шпагат, держа яблочки грудей со стоячими вишенками сосков в нежных ладонях, словно предлагала Витьке это изысканное блюдо.

После, расставив колени в стороны, присела, обнажив то, что маячит под живописным треугольником. 

Дав насладиться впечатлением, слегка раскрыла розовую глубину, окунула туда пальчики, лизнула их смачно, словно леденец, изобразив на лице блаженство, послала Витьке тройной воздушный поцелуй двумя руками, поклонилась до земли и принялась медленно одеваться.

— Она всё угадала? Только скажи, можно повторить. Ты ведь об этом мечтал? Пятьсот. Это представление обошлось тебе в такую незначительную сумму. Расплатись и ты свободен, как птица в полёте. Не каждому, братишка, благоволит фортуна. Ты, парень, редкий везунчик. — Качок показал золотой зуб в оскале полуулыбки и поиграл узловатыми  мышцами предплечья.

— Но я… но у меня… откуда я возьму такую фантастическую сумму? И за что?

— Объяснить популярно или догадаешься сам? — Он добродушно засмеялся и тронул Витьку за плечо. — Ты же только что зарплату получил. Ещё на пару пузырей останется. Всё честно, по-пацански. Девочка что, зря старалась? Наизнанку себя вывернула. Мы свидетели. Не жмись. Ещё заработаешь.

— А жена, что я скажу жене? И дети… на что я кормить их буду?

— Братан, ты неправ. Раньше нужно было думать, влюбчивый ты наш. На чужой каравай, рот не разевай. А уж коли съел, извини. Не мы такие, жизнь такая. Бизнес, брат, бизнес. У каждого свой. Удовольствие денег стоит. Особенно когда стоит…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *