Нестандартный домовой

Волосяной покров домового-обыкновенного доходит обычно до полутора метров. 

Харитон Харитонович был домовым не вполне обычным, поэтому был совсем не похож на домового. Иногда его даже путали с самым обыкновенным соседом по лестничной клетке. А всё потому, что был он совершенно лысым!

Ещё одним недостатком Харитона Харитоновича можно легко посчитать его непредвиденную (и людьми, и им самим) внезапную появляемость. Или, точнее сказать, не умение контролировать свой дар быть невидимым. 

Идёт так себе Харитон Харитонович по лестничной клетке, совершенно лысый, голый и невидимый, никого не трогает, а навстречу ему поднимается женщина с пятого этажа с хозяйственными сумками, и вдруг… Бац!.. Уже практически поравнявшись с женщиной, нестандартный домовой возьмёт и внезапно появиться!

— А-а-а! — вопит тут же женщина во весь свой необузданный темперамент. — Опять этот голый извращенец!.. Чур меня! Чур!..

Обе хозяйственные сумки, как по заказу, выпрыгивают у неё тем временем из рук. Продукты — картошка, яблоки, огурцы, колбасы, яйца — катятся по лестничной клетке!.. Ужас! У-у-ужас!..

Бедный Харитон Харитонович и сам так пугался, что чуть было не падал в обморок! 

Ну, что, в самом деле, он мог поделать? Невидимому домовому одежда не полагается. Представляете, что бы было, если бы он, невидимый, ходил по подъезду в видимой одежде? Да и от невидимой одежды, поверьте, толку было бы не больше, ведь её бы всё равно никто не увидел!

Так или иначе, от своих прямых обязанностей — защищать дом от непрошеной нечистой силы — Харитон Харитонович отрекаться не собирался. Раз уж твоя судьба быть домовым, пусть и нестандартным, принимай её такой как есть, и не выпендривайся! Не пристало домовому выбирать себе другую судьбу!

Правда, однажды, в три часа ночи, попал наш нестандартный домовой в такую нестандартную ситуацию, что готов был уже принять грех на душу и уйти в какой-нибудь таинственный монастырь для домовых, если таковые, конечно, имеются. 

А было это так.

Совершал Харитон Харитонович ночной обход своих «владений» в середине осени. Отопление тогда ещё не дали, а было уже зябковато. Большинство жильцов, понятное дело, в это время сладко спали. Практически всех их прекрасно знал наш нестандартный домовой: не первый год он опекал общественный покой в этом доме. 

Только с жильцом одной из квартир, находящейся на третьем этаже, был плохо знаком. Переехал тот совсем недавно, жил один, и ночевал дома крайне редко. 

«Холостяк, — подумал про него Харитон Харитонович. — Или работает в ночную смену, или шляется где-нибудь. Надо к его квартире с особым вниманием присмотреться! А то мало ли кто в ней может завестись во время его отсутствия!» И стал он в этой квартире, пока хозяина не было, сторожить. 

В ту ночь, как уже упоминалось, было зябковато. Ёжился-ёжился в кресле несчастный домовой лишённый какой-либо растительности… Дай, думает, залезу под одеяло — погреюсь чуток! Всё равно хозяина нет. 

«А если что, — говорит сам себе. — И я невидимый, и ночь на дворе. Встану, да уйду спокойненько. Будто и не было меня тут!»   

Но в ту злополучную ночь, как нарочно, всё пошло не так! 

Прилёг домовой на широкую кровать, накрылся с головой большим одеялом, чтобы надышать под него и согреться побыстрее, да и уснул! Так крепко, что хоть из пушки пали — не разбудишь! Какое там дом охранять от нечистой силы! Самого бы не запачкали, пока спит!

Ближе к трём часам ночи хозяин квартиры вернулся. Был он довольно подвыпивший. И не один, как обычно, а с какой-то неизвестной женщиной.

— Я сначала в душ! — зачирикала женщина.

— Нет, нет! Никакого душа!.. — строго промычал хозяин. — Ты и так чиста и невинна!.. О, моя рыбка!.. Иди в спальню. Я сейчас приду!

Войдя в спальню, женщина не стала искать выключатель, разделась прямо в темноте, легла на одну из сторон широкой кровати и забралась под одеяло. Харитона Харитоновича, лежащего посередине под тем же одеялом, она, увы, не заметила. 

Через пару минут, с противоположной стороны кровати, под одеяло забрался и сам хозяин квартиры. Нестандартный домовой спал так крепко, что даже не слышал, как ему в ухо кто-то ласково замычал: 

— Иди ко мне, моя рыбка! Я утоплю тебя в океане своей любви!

Рука хозяина прошлась по невинному телу Харитона Харитоновича, ощупала его широкую мужскую грудь, потом скользнула ниже, и…

Тут раздался душераздирающий крик хозяина квартиры!

— А-а-а!.. Что это?! — орал испуганный до полусмерти мужчина. — Я что, привёл в дом гермафродита?!

Выпрыгнув из-под одеяла, мгновенно протрезвевший хозяин включил свет. Его «рыбка» сидела на кровати и смотрела на него выпученными глазами.

— Что с тобой, Эдик? — квакала она, ничего не понимая.

— Может, я и Эдик! — гордо промычал мужчина. — Но не пед…к! И тебя, трансвестит подпольный, в океане своей любви топить не собираюсь!

— Ты о чём вообще?! — выплывая из-под одеяла, проблеяла «рыбка».

Увидев, что перед ним никакой не трансвестит, а самая настоящая женщина, хозяин квартиры впал в полное недоразумение и заморгал глазами.

— Наверное, глюки от коктейля, — сказал он, наконец проморгавшись. — Прости меня, милая рыбка!.. Идём уже скорее в наш аквариум!..

И, выключив свет, он повалил женщину прямо на Харитона Харитоновича!

Надо сказать, что нестандартный домовой к этому времени уже проснулся и испуганно следил за всем происходящий из-под одеяла. Ну и в нелепое же положение он попал!

— А-а-а!.. — закричали на этот раз все трое.

Включив снова свет, дрожащий хозяин увидел, что его испуганная до полусмерти «рыбка», выглядывая из-под кровати, судорожно ловит воздух ртом и показывает пальцем куда-то под потолок. А там, прямо в воздухе… Висит какой-то лысый, незнакомый, совершенно голый мужик!

— Кто это? — спросил хозяин квартиры у женщины.

— Не знаю, — покачала она головой. — Ты говорил, что живёшь один!

Нужно было поскорее исчезнуть, но из-за дурацкой нестандартности Харитон Харитонович никак не мог совладать с своей невидимостью. А просочиться сквозь потолок, или сквозь стену, будучи видимым, он не решался. Ведь через стену тоже живут люди! И они тоже могут его увидеть и перепугаться до полусмерти!

— Может, полицию вызвать? — от нелепости ситуации, мужчина ничего не мог сообразить.

— Вызывай! — поддержала женщина.

— Только полиции нам в доме не хватало! — прервал молчание Харитон Харитонович. — Напьются коктейлей разных, а потом с ума сходят в три часа ночи! Мужики им голые под потолками мерещатся!.. Ложитесь спать! И нечего тут выпендриваться!

Сказав это, он, как пловец, начал загребать руками, и уплыл из спальной в прихожую.

— А, может, и правда, это всего лишь глюки от коктейлей? — усмехнулся мужик, извлекая женщину из-под кровати. — Давай выключим свет и… Забудем об этой… иллюминации!

— Давай! — согласилась женщина. — Но в тот ночной клуб я больше не пойду! Ну их на фиг с их галлюциногенными коктейлями! 

Весь следующий день переживал Харитон Харитонович из-за случившегося. И за что ему выпала такая несуразность?! Репутация его от этого, конечно, не особо страдала. Да и кому какое дело до репутации домового?! Но вот на душе было всё-таки как-то скверно…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *