Никогда не разговаривайте с незнакомцами


        Итак, не для слабонервных. Помните: «Никогда не разговаривайте с незнакомцами»? От себя добавлю: «И не подавайте!»


       Еду я как-то с утра на метро на работу. Тяжело, прямо тяжко: накануне с подругами посидели за виски и сплетнями до четырех утра. То есть перегаром от меня прёт за километр ( уже страшно показываться на глаза нашей шефине), голова раскалывается, но всё-таки какая-то благость в ощущениях присутствует. Не зря таки посидели, экстаз пришел. Короче, живы будем — не помрём, как говаривал мой дедушка.

      На «Красногвардейской» перехожу на свою любимую, вечно пустую и оформленную в стиле хай-тэк станцию «Зябликово». Сижу в вагоне, жду с немногими другими пассажирами последних впрыгивающих в поезд. Лучше б не ждали. Прямо в последние секунды перед отправлением в вагон вступает нечто. И мы трогаемся.

      Сразу хочу сказать, я не из пугливых. Тем более после трех бутылок «Джеймессона» на четверых от заката и до рассвета. Видала я в метро всякое и всяких. Оригиналов много. Но этот просящий милостыню мужчина в белом переплюнул всех.

      Представьте себе картину: одноногий индивид, одетый в белую куртку, белые брюки, белые перчатки-прихватки из кухонного арсенала хорошей хозяйки, в белом капюшоне до бровей, на лице — прозрачные очки для плаванья и белая повязка из аптеки. Кроссовок на здоровой и единственной ноге тоже белый. Из цветного — красная кружка для подаяния на веревке, болтающаяся возле одной из рук.

      Помните детсткую страшилку: «В чёрной-чёрной комнате стоит чёрный-чёрный гроб…» Ну и далее медитативным тоном. А в конце нужно неожиданно выкрикнуть и испугать слушателя: «Отдай мое сердце!»

      Я теперь точно знаю, что можно придумывать страшилки и про белый цвет. Жаль, про человека без лица до меня уже фантаст придумал. Короче, идет, а точнее прыгает на одной ноге по вагону человек, лица опять же которого мы не видим. Поезд резко тормозит, мужчина с кружкой неловко заваливается на сидящего узбека, прям садится ему на руки как та невеста. Узбек в ужасе белеет и пытается уступить место этому нечто. А чего уступать-то, мест итак много. Узбек просто скрывается бегством с места происшествия в другой конец вагона.

     Осанистый мужик напротив меня от наблюдений за чудом в белом вид имеет немного рассеянный, сидящий с ним дедуля — опешивший, но еще говорящий:

     — Вот это клоун!

     И тут поезд неожиданно останавливается. Стоим, ждём. Такое в метро бывает, пережить можно, даже если страдаешь клаустрофобией. Но всё зависит от компании. А тут триллер какой-то. «Всё, капкан, мы попали», — проносится в голове у меня и, чую, у соседа дедули. Потому как чудо в белом разворачивается и идет с протянутой кружкой прямо на нас. Иду на ты, короче.

      У всех паралич. И меня почти сковало. А оно движется, неумолимо приближается, наклоняется к каждому и заглядывает в лицо, смотрит тебе в глаза своими очками для бассейна… И тут меня прорывает, знаете, казацкая кровь предков. А я, думаю, возьму и подам! Не из пугливых, не на ту напал!

      Лезу в сумку, достаю кошелек, на ощупь нарываю мелочь, потому как глаза прикованы к этому милому белому аисту. Он подходит, монетки звонко падают в кружку. Нечто снимает свои белые прихватки и делает мне в знак благодарности жест «намасте». Фух, руки не в проказе, и вообще, пережить можно. Но оно же тянется к лицу и начинает снимать очки и повязку! Тут я от предстоящего ужаса деревенею. Жалостливо смотрю на дедулю напротив: «SOS! Помогите!» Запомни меня молодой и красивой, как в той песне. Дед злорадно ухмылется, мол, нечего было лезть на амбразуру. А я понимаю, что сейчас от страха умру, растворюсь в воздухе, превращусь в лужицу и вообще… Поезд трогается. Еще немного, и я тронусь умом, точно.

      А очки уже на лбу, повязка — на шее. И что вы думаете? Совершенно обычное лицо молодого мужчины, говорит что-то благодарственное одними губами. То есть еще по ходу немой что-ли? Ну хоть не слепой, и то хорошо.

      Недоразумение в белом возвращает на лицо и руки свои атрибуты, но не уходит, стоит рядом.

      Поезд останавливается. Первым в двери вагона выпрыгивает перепуганный узбек, за ним пулей выметаемся мы — я, мужик и дедуля. И где-то там, уже за спинами спустя время слышется нам в догонку размеренный стук костылей последнего вышедшего пассажира. Но мы уже далеко, припустили, как на стометровке на Олимпиаде. Нас не догонишь!

      Вбегаю в отдел с выпученными глазами, перегаром и диким желанием пересказать свой триллер. Шефиня, Надежда Сергеевна, уже сделала в мой адрес стойку для команды :» Фас!», но постепенно, по ходу рассказа, оскал с её лица исчезает. Санёк гуглит в интернете и радостно сообщает:

      — Так это же известный персонаж — «человек-мумия» или «Розовый фламинго»!

       Кто-то дружески похлопывает меня по плечу, сует в руки чашку с кофе, и я расслабляюсь.

      А Надежда Сергеевна идёт к окну и долго-долго любовным взглядом смотрит на свою малолитражку, всегда припаркованную у офиса на одном и том же месте. И я, конечно, не Мессинг, но со спины начальницы явно считываю мысль о том, что какая же это радость — иметь машину и не ездить на метро! А то так и разрыв серца можно получить.

      Хотела ей сказать, что от сердечного приступа точно спасёт вискарь, по 500-600 грамм на лицо. Но не стала, боюсь, не поймёт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *