Нотр-Дам де Пари

В Нотр-Дам де Пари я был единственный раз в 2008 году. Запомнил забавный эпизод — на входе образовалась небольшая очередь, и к нам подошел очень антуражный попрошайка. Он был с горбом (возможно фальшивым, не знаю), необычным лицом с очень крупными и некрасивыми чертами лица. Очередь, естественно, начала переговариваться: «Квазимодо, Квазимодо»… 

Войдя в собор, мы услышали орган. Шла месса. Мне как-то до этого даже не приходило в голову, что Нотр-Дам — действующий собор. Впечатление от звуков органа, мессы было потрясающее. 

Сейчас многие говорят, что впечатление от телевизионной картинки от вчерашнего пожара было сравнимо с переживанием от трагедии башен-близнецов в Нью-Йорке в 2001 году. Согласен с ними, ровно эта ассоциация мне вчера пришла первой. При всей казалось бы несопоставимости масштабов трагедии — там погибли тысячи человек, здесь, слава Богу, все живы. 

Вроде бы не случилось ничего особо страшного — обрушение шпиля и крыши, все живы, понятно, что в течение ближайших нескольких лет все восстановят, и собор будет краше прежнего. И все равно какое-то тяжелое чувство — утраты какой-то части истории не просто чьей-то личной, а самой истории человечества, утрата некой подлинности этой истории. Потому что восстановленный собор — уже немного другой, не тот что был ранее, как бы «ненастоящий».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *