Обычное утро

— Почему ты от меня закрываешься, Яночка? Что происходит? Разве я чего-то ещё не видел? 

    Спрашиваю об этом обнажённую жену, сидящую за утренним туалетом. 

—  Всё увидеть невозможно, тем более у красивой молодой женщины. У каждой девушки есть тайны, а если ей совсем нечего скрывать, то это уже и не девушка вовсе.

—  А кто по-твоему?

— Ну… наверно безнадёжно старая женщина. Или пациентка психо-неврологического диспансера. Отстань! Я и так позволяю тебе слишком много. Наверно потому, что люблю. Когда лежим в кровати, мне совсем не стыдно, я готова поделиться всем и чувствую себя одним целым с тобой, а после  снова принадлежу только себе. И смущаюсь, когда ты неожиданно застаёшь меня раздетой. Не взыщи, это на уровне рефлексов. Извини!

— Незачем извиняться. Пусть будет так. Может, со временем привыкнем. Хотя, не хотелось бы превращать восторг познания и таинство любви в обыденность. Пусть лучше всегда будет праздник. Да здравствует тайна! А можно мне, по знакомству, всего одним глазком посмотреть на краешек самой очаровательной твоей тайны?

—  Можно. Если приготовишь вкусный завтрак, а сейчас просто исчезнешь. Я пока приведу себя в порядок и решу, которую из своих тайн позволю тебе лицезреть. Или не позволю. Зависит от настроения. Ты уже умудрился его испортить.

   Принимаюсь кашеварить.    

   В праздничном меню варёные макароны, поджаренные до хрустящей корочки, с яйцами, колбасой и луком. На десерт зелёный чай с домашним печеньем и долгий смачный поцелуй. 

   Всё удивительно вкусное, хочется добавки.

   Но, пора на работу.    

   Быстренько собираемся.    

   Правда, у Яночки стремительность сборов выливается минут в сорок, в течение которых она яростно негодует, жалуется на невыносимую тяжесть бытия, сетует на возмутительную повинность ежедневно работать, когда вокруг кипит такая интересная, наполненная событиями и смыслом жизнь.

— Вот, скажи, зачем я выходила за тебя замуж? Это же нелепость, ошибка.  Одной, куда лучше. Вот, из-за тебя опять всё испортила. какого чёрта ты лезешь со своими нежностями и глупостями под руку? Как, скажи на милость, я пойду в таком безобразном виде на работу? Ворона и та куда лучше выглядит.

— Скажи кар-р.

— Ах, так!

    Я смеюсь, за что тут же зарабатываю звонкую пощёчину.    

    Жена начинает рыдать, размазывает по всему лицу чёрную тушь и голубые тени. 

    На макияж она потратила практически всё утро.    

    В сочетании со слезами, болезненной мимикой и воинственными жестами она похожа сейчас на исполняющего обрядовый танец папуаса с далёких от севера островов.    

    Не вполне понимаю в чём дело, но пытаюсь успокоить, что только усиливает драматичность происходящего…    

    На работу мы опять опоздали.   

    Но секс был невероятный.

    Вот такие любовные будни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *