Пара — это единое целое?

Одна из самых частых ошибок в отношениях — это считать свою пару единым целым. «Мы — две половинки, соединившиеся вместе». Звучит очень романтично, но по факту эта идея часто становится препятствующей созданию здоровых отношений в семье. Один из членов пары, наиболее подверженный этой идее, перестает учитывать интересы своего партнера. Для него, фраза «мы — одно целое» подразумевает наличие лишь одной головы у этой пары — его. «Мы же пара, одно целое — значит мои желания должны стать твоими желаниями». А если у тебя есть какие-то свои желания и потребности — значит ты меня не любишь, не хочешь становиться со мной одним целом, негодяй, в общем.

Платон в диалоге «Пир» приводит миф об андрогинах — обоеполых существах, которых боги разделили на две половинки, и теперь эти половинки ищут друг друга. Счастливая пара — это и есть нашедшие друг друга половинки. Повторю — очень романтично звучит, но зачастую такая идея деструктивна для самой пары, если при этом нарушаются права, подавляются потребности, нарушается автономность одного из членов пары. Он (или она) могут временно уступить, пожертвовать своими потребностями и желаниями ради создания семьи. Но это терпение, жертвенность — лишь до поры, до какого-то определенного времени. Затем раздражение, неудовольствие из-за того, что слишком сильно приходится жертвовать своими интересами накапливается и происходит выплеск этого неудовольствия, вплоть до разрыва отношений.

В здоровой (или условно здоровой) паре есть и момент слияния, и момент автономии для каждого из членов пары. С одной стороны мы платим некий «брачный налог» на то, что теперь, после того как я стал жить не один, а вместе с любимым человеком, мне приходится чем-то жертвовать: своими временем, какими-то интересами, деньгами… Взамен я получаю нечто большее, что важнее, чем то, чем я жертвую. Но эта жертва должна быть соразмерна, нельзя требовать от своего партнера, чтобы он полностью отказался от себя и своих интересов ради интересов пары. Тем более, как мы видим, часто интересы пары подменяются интересами одного из партнеров.

Каждая пара ищет этот баланс для себя самостоятельно. Чем я готов жертвовать ради наших отношений, а чем не готов? Должны ли мы все свободное время проводить вместе или у каждого из нас есть время для самого себя, на которое партнер не претендует? Сколько у каждого из нас такого времени? Как мы решаем вопрос с совместными финансами и т. д., и т. д.

Первичная влюбленность (психологи говорят о первичной идеализации), когда влюбленные не могут друг без друга и стремятся все время быть вместе, проходит. Обычно состояние первичной идеализации длится не более одного года, максимум — двух лет. Потом (часто гораздо раньше, чем год) наступает пора выстраивания отношений. В том числе их выстаивания и с точки зрения слияния-автономии, установления оптимальной, устраивающей обоих пространственной и временной дистанции друг с другом. Дистанции в буквальном смысле — как располагаемся мы сами и наши вещи в нашей квартире, есть ли у каждого то пространство, которое ему необходимо и, в то же время, наше совместное пространство: то ли это супружеская кровать, то ли кофейный столик и кресла на лоджии, где мы вдвоем по утрам пьем кофе. О временной дистанции — том, как мы распределяем свое время для совместности и собственных отдельных интересов, мы уже поговорили.

Для нахождения этого баланса нужно разговаривать друг с другом, обсуждать возникающие проблемы. Обсуждать спокойно и сразу, не дожидаясь, когда проблемы и недовольство партнером накопится и произойдет взрыв. Если получается плохо — обратиться за помощью к семейному терапевту или семейному консультанту. Профессиональный взгляд снаружи, знание законов функционирования семьи позволит ему подсказать вам, что нужно делать, помочь выстроить хорошие отношения внутри семьи, важной частью которых и является нахождение баланса между «я» и «мы».

Максим Францев,

психолог, семейный терапевт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *