Полнолуние чувств Часть 1

В сорок три года, когда за плечами осталась большая часть жизни, из сосуда оставшихся дней выпито и расплёскано было много больше половины. 

Чувства, не то чтобы оскудевают — выцветают, как сухие листья, со временем. Прежней остроты и сладости уже не вернуть.

Зато они становятся прозрачными и чистыми. 

Мечты и грёзы в таком возрасте уже и не о любви вовсе, человека бы подходящего отыскать, чтобы не одному век доживать. 

У Вениамина Михайловича Сапрыкина, отца-одиночки, жена  внезапно взбрыкнула, вильнула хвостом и уплыла искать лучшей доли в экзотическом для него пространстве алкогольных тусовок, оставив с двумя детишками. 

Совсем не редкость, когда супруги разбегаются после почти двух десятков лет супружеской жизни, поняв вдруг, что годы уходят, ничего существенного так и не достигнуто, а взаимопонимания и притяжения как не бывало. 

В сухом остатке, когда любовь и чувства выкипели, остаётся лишь раздражение и глухая ненависть. 

Может, и прежде они были, только иной густоты и консистенции. 

Бывало, побрешутся, дуются до самого вечера, а там, когда детишки улягутся, все проблемы решали в постели, извинялись друг перед другом в миссионерской позе, раскинув до предела ноги, чтобы удобнее было и чувствительней. 

Страсть и желание заглушали, затушёвывали любую бытовую заморочку, стоило только избытку крови с инъекцией адреналина наполнить пещеристые тела.

Какие проблемы имеют значение, когда выпадаешь в осадок от факта близости?

Мозг даёт команду любить и супруги уже не могут перечить голосу непреодолимых обстоятельств. 

Природа в области супружеских отношений предусмотрела всё, кроме извращений цивилизации.

Они сплетались в едином желании забыть обиды, совершали древний ритуал вхождения в царство небесное, дарили друг другу небывалую радость.

 Этого до поры было вполне достаточно. 

Со временем, когда  запчасти притерлись и износились, а души очерствели от многократного рутинного применения, процесс пошёл лениво, со скрипом. 

Сила трения зависит от величины давления тел друг на друга, а оно, как раз, многократно возрастает, если растёт величина и разнообразие претензий.

Вениамин готов был идти на уступки, но жена накопила со временем объёмный груз обид, настолько значительный по её мнению, что закрыла для него возможность извиняться в постели, изливать душу и прочие компоненты нерастраченных чувств, привычным способом.

Мало того, супруга научилась исполнять этот древнейший обряд на стороне, что весьма пришлось по вкусу, обеспечило бесперебойное снабжение свеженькими, как ей казалось,  гормонами и иллюзией разнообразия.

Наталья Степановна помолодела внешне, отдалась без оглядки свежей страсти, даже изобрела теорию, согласно которой стареют женщины исключительно по причине несоответствия темпераментов женщин, вошедших в пору второго цветения с дряхлеющими  мужчинами. 

Слишком уж Венька староват для неё стал. Новые-то дружки лет на десять моложе.

Молотят, как паровой молот, высекают из сердцевины её нерастраченной женственности ослепительные искры. 

С ними, молодыми, темпераментными, готовыми не слезать с её возбуждённого тела часами, и мириться не нужно, только губы подставляй, те и другие. Они всё сам сделают. Лежи себе, хлебай удовольствие полной ложкой. 

Вот это любовники. Это она понимает. Не то, что…

Короче, свинтила супружница с юным хахалем в неизвестном направлении, оставив на прощание расписку, что от детишек отказывается в пользу мужа и претензий впредь не имеет, в том числе родительских и материальных.

Погоревал Вениамин Михайлович и впрягся в семейную лямку — детишек тащить нужно. 

А привычку каждый вечер “извиняться” на супружеском ложе куда деть, если этот процесс за столько лет не только в плоть и кровь впитался, основополагающим стал, жизнеутверждающим?

Именно так. Как просыпается механизм излияния страсти, так и стоит, посылая в пустоту сигналы SOS

В мозгах тогда включается молотилка, которая взбивает эмоции, чувства и мысли до состояния эмульсии, и не позволяет ни о чём прочем мыслить. Такое состояние опустошает душу,  напрягает нервную систему, выводит из хрупкого равновесия.

Только работой мужик и спасался.

Но соблазны и там  одолевали. Куда ни глянь, везде дамочки, выставляющие напоказ такие погремушки, что сердце заходится.

Чего только не предлагали залётные прелестницы, дразня перспективой  наслаждения, только не обстоятельные отношения. 

Перепихнуться разок, это пожалуйста, а чтобы по-человечески:  семья, совместный размеренный быт  — желающих нет. 

По иному, Вениамина не устраивает. Обстоятельный он мужик. И осторожный. Мало ли чего на одноразовых подружках подхватить можно. Того и гляди, детей заразишь.

Нет, такие отношения не для него. Хотя, иной раз так припрёт, что на любые условия приходится соглашаться.

Ищет Вениамин избранницу, не оставляет попыток создать семью.

Только возможности его шибко ограничены: работает чуть не круглые сутки, в перерывах детишек накормит-обстирает, приберётся, в магазин сбегает. Где уж ему разгуляться? 

Но, надежды не теряет.

Как-то раз при не очень благовидных обстоятельствах познакомился с женщиной.

На самом деле наладить отношения он пытался с другой, её лучшей подругой. Так вышло не по Венькиной воле, вопреки его желанию.

Дамы, шутки ради махнулись, не глядя, разыграли ночь с ним жребием. Ну, да бог с ними.

Выиграла право на ночь с ним Любаня, только он об этом не знал 

Повезло или нет, женщина сама не знала. Зла она в тот момент была на всех мужиков, приколоться хотела, отомстить за несчастную свою долю.

Вениамин в курсе того фарса не был. Позже узнал. 

Ну, то и хорошо, мог бы просвистеть мимо такой возможности, как фанера над Парижем. 

Короче, обстоятельства уложили парочку в постель. 

Веньке, ужас как извиниться хотелось. Свет был не мил, в паху всё свело, а 

Люба ради смеха старалась, не ведала, что её ждёт. 

Очень её мужики предыдущие допекли предательством, ленью и изменами.

Было у неё официальных мужей до того момента трое. Все как на подбор, с теми самыми бесперебойными паровыми молотами. 

Носились со своими восставшими причиндалами, как с автоматами Калашникова и каждой встречной предлагали сваю забить. Дёшево, качественно, с гарантией. Главное, чтобы наливали. Ну, ещё на карманные расходы немного.

Вениамин в тот день накопил такую дозу внутренней энергии, что она выпирала из порток живописным бугром, заставляя застенчивого обладателя достопримечательности краснеть и прикрываться барсеткой, которую по этой важной причине не мог выпустить из рук.

С виду Люба женщина положительная. Выглядит неплохо. Лет на пять моложе его. Миловидная. Одевается, правда, не ахти, безвкусно. Но, то не его дело. Под одеялом дизайнерские шмотки не носят.

Впрочем, Венька и не мечтал оказаться с ней в эротической позе с распростёртыми в стороны и вверх ногами,  как морская звезда, да с приглашением зайти в гости в средоточие грёз. Так, подумал мельком и затушил пожар грёз.

Все на автомате случилось, можно сказать почти без его участия.

Кто кого соблазнил, любовники и сами не поняли. Словно под гипнозом были.

Очнулся мужчина на мгновение в чужой постели, курок на взводе, дозу желания ещё до этого впрыснули. Мало того, никого уговаривать, соблазнять нет необходимости.

Сама, мамочки родные. На себя тянет, дрожит всем телом, того и гляди богу душу отдаст. 

Как обнажился между ног у Любани заветный островок, да пахнуло на Веньку из самой середины нутряным теплом, родным, пряным, до боли знакомым, у него ум и память разом отшибло. 

Вдохнул Вениамин полной грудью запах эротического бальзама, голова закружилась в медленном романтическом танце.

Раздвинул мужчина, словно в горячечном бреду, аппетитные женские бёдра, спелые, податливые, тугие, крадучись, нежно и страстно вклинился во влажную тесноту. 

Нырнул на всю глубину, опьянел от полноты ощущений, которые забывать уже начал, затаил дыхание и поплыл. 

Отлетела его душа, купаясь в блаженстве, окунулась с головой в головокружительную бездну и понеслось…

Извинялся Вениамин по привычке темпераментно, щедро, но настолько целомудренно и нежно, словно впервые в жизни проникал столь глубоко в недра невинного порока. 

То и понятно, в этой пещере спелеологических изысканий он ещё никогда не проводил. Всё внове, словно с девственницей дело имеет.



Венька даже предположить не мог, что до сих пор обладает столь яростной мужской силой.

Нерастраченное умение извлечь из женского естества небывало темпераментный отклик, дающий право задержаться меж её ног сколь угодно долго, пока не иссякнет последняя капля эликсира молодости, поразила, потрясла, удивила мужчину, который считал себя списанным в утиль.

Проснулась, взыграла в нём молодецкая удаль.

Он, оказывается, ещё ого-го, орёл.

Очнулись любовники на мокрой постели, полностью лишённые сил и способностей, хотя, эйфория никак не покидала их воспаленные сердцевины, распирая во все стороны. 

В таком-то возрасте. 

Это было замечательно, но до чего смешно выглядят расплывшиеся тела в молодецких играх. 

Смотреть в глаза друг другу им было неловко и стыдно. 

Процесс взаимного удовлетворения был похож на прелюбодеяние. Правда, не совсем ясно было, кому они изменили, но любовью и серьезными отношениями пока не пахло. 

В воздухе витал концентрированный аромат похоти и разврата, специфически, очень щедро сдобренный мускусом нутряных соков. 

Вениамин застенчиво прикрыл скомканными трусами погрустневший вдруг и сдувшийся молот, спустивший последний пар, и засобирался сразу домой.

— Оставайся, чего уж там. Вскочил-то зачем? Нормально же всё вышло. Никто никого не насиловал. Давай поживём вместе, попробуем притереться. Я одна, ты один…

— Дети у меня, двое. Какой там один. У тебя-то дети есть?

— Дети, это хорошо. Ребятишек люблю, но своих бог не дал. Грешила видно много. Не бойся Венька, ребятню не обижу. Оставайся.

— У тебя не останусь. Если ты серьёзно, жить у меня будем. А ты ничего, заводная,  темпераментная.

— Да и ты, мужик не промах. Давненько меня до краёв никто не наполнял. Даже, кажись,   помолодела. Вдруг у нас с тобой сладится? Я женщина покладистая, работящая. Вот только измен не терплю. Нахлебалась досыта.

Так и решили. 

На следующий день Вениамин встречал подружку с работы на проходной хлебозавода с маленьким букетиком полевых цветов и фруктами.

Отвёз он Любашу к себе домой, познакомил с детьми и поехал на работу. 

Смена его затянулась на сутки. 

Вениамин шоферил таксистом. Уйти с работы, когда есть заказы, выше его сил. Деньги в семье всегда нужны.

Люба огляделась и принялась за хозяйство. 

Встретила Веньку горячим ужином, хоть и не знала, когда тот вернётся. 

Горячая еда сохраняла лично для него жар под тремя одеялами.

Неужели жизнь налаживается? — Подумал он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *