Про первую любовь и доверчивый романтизм

Борис не любил шумные сборища, когда за одним столом собираются малознакомые люди, объединённые лишь застольем и выпивкой, расслабляющей до обволакивающего сознание иллюзорного блаженства.

Всего несколько тостов смывают барьеры общения, в том числе нравственные. Начинаются хаотические знакомства, странного свойства откровенность, братание.

 Особенно неприятно ему было непременное внимание к своей особе пьяненьких женщин, которые обычно в трезвом виде не замечали его вовсе.

Борис не был нелюдимым женоненавистником. Ему нравились женщины, даже очень. 

Близкому знакомству с прелестницами препятствовали моральные принципы, профессиональная занятость и крайняя застенчивость, отчего на исходе третьего десятка лет он всё ещё пребывал в неведении относительно интимных радостей с женщинами.

Фирма, в которой мужчина работал программистом, отмечала двадцатилетие. Руководство строго предупредило: неявка чревата лишением премии. Пришлось подчиниться.

Пытаясь избежать тесных контактов, Борис сел в отдалении и налёг на коньяк. Нанятый ведущий, как мог, веселил толпу, то и дело предлагал игры с откровенно взрослыми правилами.

Разгорячённые выпивкой сотрудники в перерывах между тостами и танцами охотно принимали участие в бесхитростных играх, позволяющих бесстыдные прикосновения и прочие вольности на глазах у всех. 

Борис ждал момента, когда можно будет незаметно исчезнуть. Не привлекая к своей персоне внимания. 

Алкоголь туманил мозги, расслаблял. Чувственные игры невольно возбуждали интерес. То и дело кто-то из участников попадал в неловкую ситуацию, которая вызывала шквал аплодисментов.

Через час или около того, большинство сотрудников превратилось в общую биомассу, где объятия и поцелуи стали нормой общения, а мужская рука на женской груди или деталях, находящихся гораздо ниже спины, знаком дружеского внимания.

Несколько раз в течение часа к нему подсаживалась с бокалом вина слегка развязная яркая незнакомая брюнетка с необычной ассиметричной дизайнерской стрижкой, предлагала познакомиться ближе. Среди сотрудников Борис никогда её не видел, скорее всего, чья-то родственница или приглашённая кем-то из руководства.

Женщина была старше, но ненамного, лет на пять-шесть, не больше. Бориса удивляло, что при обилии мужчин, эта дама выбрала для неприкрытого флирта именно его, человека, намеренно сторонящегося общения.

Альбина, так она представилась, обращалась к нему по имени, шептала на ухо ужасные глупости, прижималась упругой грудью, и оголёнными бёдрами, явно эпатируя.

От неё пахло довольно приятной смесью хорошего алкоголя и дорогих духов. Выглядела женщина изысканно, даже гламурно, чем вызывала у Бориса ещё большее стеснение. Тем не менее, молодой здоровый организм бурно реагировал на женские прелести. 

Несмотря на внутреннее сопротивление, прикосновения, медовый голос, запахи, исходящая от её тела теплота и энергия выполнили в полной мере задачу соблазнения: борис поплыл, сам не заметив того.

Немного погодя они танцевали нечто медленное. Альбина откровенно, с придыханиями, прижималась, стараясь задеть чувствительные зоны мужского тела. Её коленки упрямо лезли меж его ног, руки “нечаянно” дотрагивались до мужской сердцевины, гладили грудь.

Способность сопротивляться исчезла полностью. Борис дрожал всем телом, чувствуя, как его накрывают одна за другой незнакомые волны сладострастия.

Альбина хвалила мужские достоинства, которых оказалось неожиданно много. Впрочем, Борису было не до этого: он боялся и ждал одновременно её нескромных прикосновений, от которых сжималось и твердело всё изнутри, расплавляя мозг.

Женщина щекотала холодным кончиком носа его чувствительную шею, прикасалась мягкими губами, тёрлась щекой, прижималась всё сильнее, от чего невозможно было отказаться.

Борис был похож на расплавленный пластилин, из которого без труда можно было слепить что угодно.

Партнёрша с каждой минутой становилась откровеннее и ласковее. Трепетная женственность растворяла последние барьеры у мужчины, который впервые в жизни встретился со столь сильными ощущениями.

Альбина казалась Борису хрупкой и томной, трогательной и чуткой, трепетной и пылкой, сладкой, благоухающей, желанной.

В мозгу проносились ассоциации вперемежку с желаниями, основное из которых стремилось попасть глубоко внутрь манящей вожделением нимфы. Он созрел и готов был на всё.

Подруга коварно и расчётливо подводила Бориса к мысли о неизбежности  страстного рандеву в уединении. Она говорила и говорила томным, полным страсти голосом сирены, о том, насколько он хорош и желанен.

Альбина откровенничала, рассказывая про не очень удачные отношения с мужем, про отсутствие у него тех достоинств, которые есть у него, Бориса, такого обаятельного, мужественного и совсем неиспорченного.

— Ты мужчина моей мечты. Я сразу поняла, уверена, что нас свёл неотвратимый рок.

После очередного танца Альбина увела его вглубь коридоров, в потаённый уголок, где они нервно курили, затем целовались взасос, изощрённо сплетаясь языками, наслаждаясь вкусом внутренних соков до помутнения рассудка.

Руки женщины похотливо путешествовали там, где прежде не касался никто, отчего желание и страсть вырастали в размерах. Она была бесстыдна, откровенна, ненасытна, порочна до самых кончиков пальцев, но это было по-настоящему здорово.

— Мой муж сейчас в командировке. Нашей любви никто-никто не помешает. Ты и я, я и ты. Мы будем вместе всю ночь, если пожелаешь, то и день. И ничего не бойся, совсем ничего. Я врач, работаю с пациентами. Нас проверяют каждый месяц. 

— Разве это имеет значение? Ты лучшая  женщина в моей жизни, точнее, единственная.

— Потом, всё потом. Успеем наговориться, узнать друг друга ближе. Сейчас нам нужно умудриться смыться отсюда так, чтобы не вызвать подозрений. Здесь я написала свой адрес. Скажи, что разболелся живот, что пьян. Не имеет значение, как ты отвертишься, главное испариться незаметно. Жди меня у подъезда.

— Вино, коньяк, что-нибудь нужно?

— Чудак, посмотри на столы, здесь всего довольно. У меня объёмная сумочка. Для конспирации потрусь с кем-нибудь ещё. Да не смотри так. Нужно отвлечь внимание. Мы с тобой нарисовались. Ты меня так возбудил. Вот, потрогай. — Альбина подняла подол платья, взяла его руку, опустила туда, где сейчас находились его мысли.

Мужчина едва не задохнулся от прикосновения к тайне. Он был на грани обморока.

В такси Борис только о ней и думал, то и дела принюхиваясь к ладони, которая хранила запах её нутра. 

Всю ночь и весь следующий день любовники чередовали слияния с возлияниями. Альбина была ненасытна. Её опыт превосходил любые фантазии, которые могли прийти в ум Бориса. 

Непристойность поз нисколько не смущала женщину. Она хотела и так, и этак, показывала чудеса извращённой гибкости и отсутствие тормозов в интимной сфере.

Особенно заводило её полное отсутствие сексуального опыта у Бориса. 

Альбина чувствовала себя совратительницей, обучающей пороку младенца. Она раскрывала интимные недра, руководила его действиями так, словно наставница, которой поручено открыть ученику все тайны сокрытого от посторонних бытия.

Любовница показала своему визави все тонкости страстного соития, каждый миллиметр открытого и тайного в  возбуждённом похотью теле.

За сутки Борис слышал призыв и требование, — люби меня, Боренька, люби, — наверно раз двадцать. Несколько раз пришлось менять постельное бельё, десяток раз мыться под душем и в ванной, где процесс соития продолжался.

Борис был счастлив. Несколько раз он заводил разговор о том, что им нужно быть вместе. Альбина томно смотрела на него, прикрывала его рот рукой, от которой невыносимо пахло безудержным сексом, сливалась с ним в продолжительном поцелуе.

Несколько раз любовники пытались расстаться. Безуспешно. Они вновь падали в кровать, стараясь доставить друг другу ещё более глубокое наслаждение, сделать чего было попросту невозможно, поскольку они исчерпали неизведанный набор средств.

Квартира Альбины, если бы кому-то довелось войти в неё сейчас, показалась бы ему публичным домом, настолько её воздух был пропитан похотью.

Однако силы даже самой пламенной страсти рано или поздно заканчиваются. Устали и наши любовники, обещав продолжить общение при удобном стечении обстоятельств.

Чаяниям любовников не суждено было сбыться. Что-то там, наверху, или здесь, в рутинной обыденности, вмешалось в судьбу наших персонажей, резко и бесповоротно изменив сценарий любви на нечто иное.

Спустя две недели Борис почувствовал недомогание, которое надолго испортило ему настроение и вообще изменило представление о любви: всё началось с зуда в самом интимном инструменте, неожиданном предмете его мужской гордости.

Далее ощущения стали резче, появились странные выделения, характер которых пугал, больно стало ходить в туалет. Борис скрывал эти обстоятельства, сколько мог. Потом пришлось поделиться своей проблемой с товарищем, что оказалось сделать невыносимо стыдно.

Тот рассмеялся в лицо, отечески похлопал по плечу, — добро пожаловать в реальную жизнь. В следующий раз надевай презерватив, если не знаешь, с кем имеешь дело.

— Она врач, их постоянно проверяют. К тому же замужем.

— Наивный. Судьба подавала тебе тысячу сигналов опасности, ты не смог разглядеть ни одного. Лечись, брат, лечись. Это не смертельно, хоть ты и запустил. Сразу нужно было обращаться.

— Я её уничтожу. А если кто-то узнает?

Товарищ приложил палец к губам, — об этом не обязательно кому-то знать. Ты сказал, что она медик. Пусть лечит. Это в её интересах. Не дай бог муж узнает.

Альбина клялась и божилась, что не причём, что у неё нет никаких симптомов, но испугалась. Она приходила к нему в квартиру, как на работу, несколько раз в день колола антибиотиками, приносила продукты и деликатесы.

Приключение обошлось без огласки и видимых последствий, но надолго поставило крест на интимных отношениях с женщинами.

Да, Борис всё-таки полюбил и женился спустя шесть лет. Будете смеяться, но познакомился он с будущей женой при абсолютно схожих обстоятельствах: корпоратив, выпивка, флирт.

На этот раз мужчина решился на сближение без малого через полгода. 

После первого секса он три недели анонимно сдавал анализы, только тогда признался женщине в любви. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *