Проклятье Филимона

Он с удовольствием уплетал их в сыром виде, практически живьём. И его нельзя было за это упрекнуть, или обозвать каннибалом, ведь Филимон был обычным деревенским котом. 

Правда, не совсем обычным. Был он весьма упитанным, полосатым и с такой наглой рожей, что все соседские коты обходили его стороной. И кошки, кстати, тоже.

— Эх, Филимон, — покачав головой, сказала ему как-то раз сидящая на суку старая мудрая птица, — отольются тебе мышкины слёзки!

В общем, накаркала ворона. Стали к прожорливому коту Филимону призраки съеденных им мышей всеми ночами являться. Но не в виде маленьких беспомощных мышек, а в виде огромных мышиных скелетов с длинными хвостами!

— Помнишь меня?! — грозно спрашивал тот или иной скелет.

— Нет, не помню!.. Не помню! — трепетно уверял спящий кошмарным сном Филимон.

— А я тебя хорошо запомнил! — рычал мышачий скелет. 

И начинал всячески на мозги капать, совесть грызть и всякое такое.

Ночь за ночью Филимон страдал, страдал и мучился.

«Может, это не совесть, а блохи меня кусают?» — мыслил он порой лихорадочно, блуждая по жуткому неприветливому утру.

Но блохи были тут совершенно ни при чём. Это всё-таки была совесть. Правда, просыпалась она, как бы это не было странно сказано, только тогда, когда Филимон спал. То есть мучился своим страшным, кошмарным сном.

Однажды ночью, мышиные скелеты припёрлись к нему всем скопом! Следует заметить, что таких жутких страстей Филимон до этого ещё не испытывал. Они щекотали ему усы, отчего он всю ночь чихал, тянули за хвост и другие причиндалы, рвали на нём шерсть клочками, били по морде табуреткой и ещё очень много чего вытворяли! 

Филимон смеялся от щекотки до коликов, безудержно рыдал от боли и обиды, стонал от угрызений совести.

Но самым страшным было то, что, несмотря на все свои страдания, несчастный кот никак не мог проснуться! А проснувшись, обнаружил под собой огромную лужу! Оказывается во сне он от страха обделался. Узрев себя в таком плачевном состоянии, Филимон взвыл на всю округу! И, ко всему вышеизложенному, моментально получил от хозяйки мокрой половой тряпкой по самому больному месту!

«Проклятая ворона!» — всхлипывал отчаявшийся Филимон, шатаясь как пьяный по огороду. И даже территорию ему метить не хотелось.

Примерно через неделю… мыши гуляли чуть ли не по самому носу Филимона! Лёжа в дальнем углу огорода, он не только не порывался их съесть, но даже наоборот, предлагал им заныканные ещё с вечера огрызки колбасы, сухарей и прочих деликатесов. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *