"Хорошие" люди, "плохие" поступки

“Исцеление мира, начинается с нас самих,

начинается с того, чего мы не хотим знать о себе”.

Холлис Дж.

«Трещины есть во всем. … Так в нас проникает свет»

Леонард Коэн

Некоторое время назад я делала PR для одного из благотворительных фондов. Бывало я приходила в офис и все утро занималась PR-кампанией по сбору средств на реабилитацию больных детей с ДЦП. Хороший я человек? «Конечно, хороший», – скажут из зала и стоя зааплодируют. Ну а я рада стараться. Потому что у меня же миссия, ценности и вообще душа просит помогать тем, кому сейчас непросто.

Но иногда в обед я могла выйти с работы и пройти мимо ревущего у магазина мальчика лет шести. Не дрогнув, не обернувшись, прямиком в Макдак. Потому в желудке голодно, в Макдаке вкусно, а плачущий мальчик – это утомительно и энергозатратно. Вникать в ситуацию, налаживать с ним контакт, искать потерявшуюся в недрах супермаркета мать. В то время как мой внутренний ребенок уже давно сам ревел и хотел на ручки. «Фу, как не стыдно», – скажут хором из зала и достанут заранее заготовленные гнилые помидоры. Кое-кто может даже успеет осудить, заклеймить за равнодушие и черствость.

Или вот, к примеру, будучи психологом, я принимаю клиентов: поддерживаю, отражаю ситуацию, сочувствую. Абсолютно искренне и честно пытаюсь помочь найти выход из непростых ситуаций. При этом в своих действиях стараюсь исходить из интересов клиента, быть на его стороне. Хороший я психолог? Вроде хороший.

Но вот я начинаю сессию с клиентом и напрочь забываю 5 постулатов Карла Роджерса. Даже те, что помнила, забываю. Допускаю оговорки, даю отражение, которое не попадает в яблочко, а пролетает стремительной пулей мимо. Хороший я психолог? Ну как сказать…

Что такое хорошо и что такое плохо?

Сейчас мне кажется, что хороших или плохих людей нет в принципе. Есть люди и есть поступки, которые важно отделять друг от друга. Я могу быть интересной, харизматичной, образованной, премилой во всех отношениях барышней, а потом сделать что-то, выходящее за рамки этого светлого, рафинированного образа. Поступить плохо. Стану ли я из-за этого плохой тотально? Вряд ли…

Мы все многогранны. Нет плохих и хороших черт характера, плохих и хороших обстоятельств. Есть то, как мы их оцениваем. Как на смотрим на них и на себя. И в этом плане очень помогает дескриптивное (безоценочное мышление), когда мы смотрим на события без оценки. Просто как на факт.

“Дорогие мама и папа, пишу вам я, ваш сын Дядя Фёдор из Шаолиня. Недавно я обрёл просветление и отказался от оценочного восприятия, так что дела у меня никак”.

Другой момент – все мы, что называется, отбрасываем тень. У каждого есть теневая сторона. И неприятности начинаются тогда, когда мы ее не принимаем. Потому что отвергаемое внутри рано или поздно проявит себя во внешнем мире, в отношениях с другими. И чем лучше я знакома с тем, что внутри меня, тем меньше шансов, что этот материал придется проигрывать снова и снова, как заезженную пластинку. То, что мы не осознаем, не видим или отказываемся видеть так и будет идти за нами по пятам. Как пророчески говорил Юнг: «отвергаемое внутри имеет все шансы вернуться в облике судьбы». 

Песнь своему уродству

Однажды я услышала такую притчу. В одной из индийских общеобразовательных школ с духовным уклоном, где был директором один из известных духовных учителей Шри Багаван учился подающий надежды 14-летний Ананда Гири.

Ему благоволили учителя, к нему хорошо относились товарищи. Но однажды он начал замечать, что не настолько духовный, честный, порядочный и преданный как того ожидали в школе и требовали высокие стандарты обучения. Ему же хотелось им соответствовать, чтобы быть лучшим и любимым учеником.

Постепенно у него стал развиваться внутренний конфликт, который поглотил его настолько, что он перестал есть, спать, впал в депрессию. Ему казалось, что он притворялся и не был таким, каким его все считали.

Тогда он пошел к директору, дважды долго стоял под дверью, но так и не смог подойти к учителю. На третий раз на пороге появился учитель и Ананда Гири нашел в себе смелость рассказать ему правду о себе. О том, что на самом деле он лицемерный, привязанный к престижу, заслуживающий любовь … Он говорил без остановки понимая, что после этого его исключат из школы. Ведь он не соответствует высоким стандартам обучения.

«Отлично Гири, теперь ты знаешь, какой ты», – ответил Шри Багаван. При этом в его глазах было огромное количества любви и поддержки. «А теперь иди вот двор, залезь на камень и спой песню своему уродству», – сказал учитель.

Ананда Гири был готов, что его исключат, но только не это. Потому теперь все узнают, какой он на самом деле. Но воля учителя – закон, поэтому он сделал как тот велел. И чем дольше он пел, тем больше он входил в раж и громче звучал его голос.

Кому-то из проходящих мимо было все равно, кто-то ему подпевал, кто-то поддерживал. Он ожидал, что все от него отвернутся, отвергнут, потому что он заслуживал любовь, подличал ради статуса и эго, и делал много постыдных поступков. Но никак не ожидал, что получит поддержку и отклик на свою песню.

«Только смиренное сознание, раскаявшееся в своей гордыне, может оказаться возвеличивающим психологически и духовно», – писал в своей книге «Почему хорошие люди совершают плохие поступки» Джеймс Холлис. Звучит высокопарно, но прочитать бывает легче, чем признать вслух: «Да, я несовершенный человек». Да, я не плохой, но и не хороший психолог. Я разный психолог и многогранный человек, не все грани которого гладкие и отполированные.

Как психолог я раненый целитель, такой же как мои клиенты, только на несколько шагов впереди с уже зажившими ранами и шрамами. При этом мои раны помогают мне отставить нимб в сторону, вспомнить о том, какой я была сама некоторое время назад. Набраться терпения с клиентами (не все изменения происходят быстро), верить в то, что при желании они возможны.

Сейчас я стараюсь уходить от психолога хорошего к психологу живому. Быть не «идеальным» и «иконоподобным», а настоящим. Умеющим признавать свои ошибки и боли, принимать свои ощущения.

«Пожалуйста, не говори со мной о «чистой осознанности» или «проживании в абсолюте». Я хочу посмотреть, как ты относишься к своему партнеру.

К своим детям, родителям, к своему драгоценному телу.

Пожалуйста, не читай мне лекцию об иллюзии отдельного я или о том, как ты достиг постоянного блаженства всего за 7 дней.

Я хочу почувствовать неподдельное тепло, исходящее из твоего сердца.

Я хочу услышать, как хорошо ты умеешь слушать.

Воспринимать информацию, которая не соответствует твоей личной философии.

Я хочу посмотреть, как ты общаешься с людьми, которые не согласны с тобой.

Не говори мне, что ты пробудился и свободен от эго.

Я хочу узнать тебя вне слов.

Я хочу знать, как ты себя чувствуешь, когда тебя настигают несчастья.

Если ты можешь полностью погрузиться в боль и не притворяться неуязвимым.

Если ты чувствуешь свой гнев, но не идешь в насилие.

Если ты можешь спокойно допустить переживание своего горя, не став его рабом.

Если ты можешь чувствовать свой позор, и не позорить других.

Если ты можешь облажаться и признать это.

Если ты можешь сказать «прости» и действительно иметь это в виду.

Если ты можешь быть полностью человеком в своей восхитительной божественности.

Не говори со мной о своей духовности, дружище.

Мне это не так интересно.

Я просто хочу встретиться с ТОБОЙ.

Познать твое драгоценное сердце.

Понять прекрасного человека, борющегося за свет.

До слов «о духовном человеке». До всех искусных слов».

Джефф Фостер

Позволять себе ошибаться и быть несовершенной в несовершенном мире. Я не знаю, хорошо ли быть плохой. Но для меня важно быть целостной в разности проявлений и понимании: кому-то я могу точно не подходить. А кому-то наоборот, могу. Быть близкой и полезной другим людям.

И еще мне кажется особенно важным отделять мух от котлет, людей от поступков и не обобщать. Не возводить частное в ранг общего. Тогда и святых, и падших людей будет вокруг меньше, а живых, настоящих и целостных, живущих с принятием к своему и чужому несовершенству больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *