"Роковая" женщина. Часть 2-я


 Женька приехала к Витьку в отпуск на целую неделю. Как только они вошли в его комнату в общежитии, он схватил девушку  и потянул ее на кровать.  Его пальцы расстегивали пуговки и застежки, а губы впились в нее страстным  поцелуем.  Он сливался с ней яростно, мощно, словно сильный молодой зверь, дорвавшийся до желанной самки.


 Все закончилось очень быстро.


 Женька поправила одежду и осмотрелась.


 Обычная стандартная комната на двоих. Две кровати, две тумбочки, встроенный шкаф, два стула и небольшой стол в углу.


 От близости с Витьком  удовольствия Женька не получила.


 — Это он соскучился и поэтому так торопится.  Потом все наладится, — думала девушка. 


 — Я тут тебе кое-что приготовил.  Вот смотри, — Витек протянул Женьке флакончик духов.


 — Ой, как здорово! Спасибо! Какой чудесный аромат! — обрадовалась девушка.


 Женька любила духи. Мир ароматов казался ей волшебным и необыкновенно притягательным.


 Однажды, гуляя по Запорожью, они зашли в магазин парфюмерии, и Витек наблюдал, как Женька выбирает себе духи.


 Перед ее приездом он съездил в Минск и в одном магазинчике в центре долго советовался с продавцами по поводу духов. Ему хотелось порадовать ее и показать себя знатоком.


 — Тебе понравилось? — спрашивал он Женьку, вглядываясь в ее глаза.


 — Очень! — улыбалась девушка.


  *********


 На другой день они гуляли по городу, Витек рассказывал ей о своих любимых местах. Посидели в кафе, поели мороженого. Вернулись в общежитие.  И снова парень завелся  и быстро утолил свою страсть. 


 Женька, пожалуй,  страсти к нему не чувствовала. Но он был ей приятен. Ей казалось, что она сможет научить его многим важным вещам.  Так скульптор смотрит на кусок мрамора, представляя прекрасную статую, которую он сотворит.  В тот момент она еще не думала о семье с Витьком, об их общих детях. Ей казалось, что, если это и будет когда-нибудь, то нескоро. Да и будет ли. 


 Витек был настроен по-другому. Он ловил себя на том, что хочет, чтобы Женька никуда больше не уезжала, чтобы она всегда была рядом. И это поражало его самого. 


 — Ты моя роковая женщина.


 — Почему? — удивлялась Женька.


 — Потому что другой такой нет!


 Он вспоминал, как девушки пытались заполучить его в женихи, познакомить с родителями, а он исчезал в последнюю минуту. Но Женька ничего не предпринимала.  Словно ей все это было не нужно.


.  И парень задумался:


— А вдруг у нее кто-то есть там, в Челнах? Она вот побудет с ним, а потом вернется к тому, другому?


От одной только мысли об этом он помрачнел.


— Нет! Она моя! Я ее никому не отдам!


 Он решил привести Женьку к себе домой и показать родителям.


  ********


 На другое утро они отправились в гости в родительский дом.


 Городок, в котором жил Витек, состоял из двух частей: старой и новой.   Общежитие, где парень поселился,  находилось в новой, современной части города.


 Старая часть — большое село, частные дома за заборами, церковь на площади, несколько магазинов, школа и баня. Там и жили «старики». 


 Вошли в небольшой опрятный дом с красной крышей. Рядом с домом огород, за внутренним забором ходят куры, в хлеву похрюкивает свинья. Витек провел Женьку через темные сени в кухню.


  Родители Витька показались Женьке очень старыми. Мать его выглядела простой женщиной лет под семьдесят, в прямой юбке и в платочке.  


 — Мам, мы пришли. Есть что пожрать?


 Женщина взглянула как-то насмешливо на них обоих и сказала:


 — Вон в холодильнике мясо, в коридоре бульба. Берите да готовьте.


 Отец, тоже очень пожилой, молча рассматривал Женьку.


 Ей стало как-то не по себе. Захотелось уйти. Но как уйдешь? И она решила: 


 — Ладно, пусть. Буду готовить. Витек вечно голодный. Ест быстро и помногу.   Поедим и пойдем.


  Только вот  мясо с картошкой она до этого никогда не готовила. Стала думать, как лучше это сделать. 


  Решила так: почистить картошку, положить мясо и тушить их вместе. 


 Витек принес ей продукты, зажег плиту и ушел.


  И Женька принялась готовить. 


********


 —  Бать, я  жениться надумал. Вот  девушка моя. Мы с ней полгода переписывались.  Она в отпуск ко мне приехала. Что скажешь?


 К тому моменту, когда Женька приготовила еду, все изменилось. «Старики»  сделались, как по мановению волшебной палочки, приветливыми и гостеприимными. Женька не знала, что Витек объявил родителям, что собирается жениться. А вначале они решили, что он просто в очередной раз привел к себе подружку. 


 И хотя блюдо Женьке не больно удалось, потому что мясо было жестковатым, а картошка переварилась, но мужчины ели с аппетитом под водочку, да с закусками. А матушка Витька тоже отнеслась к еде благосклонно. 


 Женьке было не по себе в этом доме, где во всем чувствовался патриархальный уклад.  После еды мать принялась убирать и мыть посуду, Женька взялась ей помогать.


 А мужчины, старый и молодой, уединились в большой комнате.


 — Ну, что, как она тебе?


 — Что? Девка справная, красивая, культурная. Что ж не жениться. А она откуда будет?


 — Она работает в Набережных Челнах. Инженер.


 — А где ты с ней жить будешь? Здесь, у нас?


 — Нет, наверно. Она  вряд ли захочет.


 Да мы пока с ней  не говорили об этом.


 — Ну, гляди, сын, тебе жить.


  К вечеру ребята вернулись в общежитие. Женьке не понравился дом родителей. Это был чужой и чуждый ей мир. Но она ничего не сказала Витьку. Просто молчала, погрузившись в свои мысли.


 *******


 На другой день Витек повез Женьку в Вильнюс. Они гуляли по этому красивому западному городу, и девушка отходила от неприятных впечатлений вчерашнего дня.


 Зашли в кафе. Они сидели за столиком, пили кофе с пирожными и Витек говорил, что мечтает о том, чтобы Женька никуда от него не уезжала, а стала его женой.


 — Вить, я наверно не смогу жить в вашем доме. Не сумею, — задумчиво сказала Женька.


 Витек принялся горячо обещать ей, что с родителями они жить никогда не будут, снимут себе квартиру где-нибудь в Минске, а старики помогут деньгами.  Говорил так убедительно и смотрел на Женьку с такой надеждой, что она согласилась.


  *******


 Через пару дней была свадьба у Витькиного друга. Их пригласили.


 На свадьбе было много молодежи, играла веселая музыка.  Женька со всеми  перезнакомилась  и решила веселиться от всей души.


 Витек сидел за столом, как пришитый, и на все предложения потанцевать отвечал отказом.


 Тогда Женька стала принимать приглашения от других парней. Она танцевала с удовольствием, легко и красиво двигалась под музыку, шутила и искренне смеялась.


  Витек, сидя за столом, пил рюмку за рюмкой и мрачнел. 


 Женька танцевала уже несколько танцев подряд, и немного устала. Она присела на свое место за столом. Но Витька там не было.


 — Вы  Витю не видели? — спросила она у кого-то из ребят.


 — Он вышел во двор. Он где-то там. Сказал, сейчас подойдет.


 Женька не расстроилась. Наоборот, почувствовала облегчение. Танцевать и веселиться под суровым взглядом мрачного Витька было неприятно.


 Его не было довольно долго.  Наконец,  он появился и уселся за стол, не глядя на Женьку.


 — Странный  какой! Ревнует что ли?


 Женька принялась спрашивать его, где он пропадал. Но он отмалчивался и прятал глаза.


 *********


 Ночевать пошли к «старикам». 


 Женька удивилась тому, что он к ней не притронулся. Отвернулся к стене и заснул. Обычно был бурный и быстрый секс. 


 Девушка поворочалась и уснула.


 Утром, часа в  четыре, Витек ее разбудил и понес  какую-то  несуразицу: почему она со всеми танцевала, зачем кокетничала.


 Женьке хотелось спать. 


-Давай поговорим об этом утром.


  Но его будто распирали мрачные подозрения. Он говорил и говорил.


  Она рассердилась.


 — Послушай, я ни в чем перед тобой не провинилась. Танцевать и веселиться на свадьбе совершенно нормально.  Ты же не захотел танцевать со мной.  Считаешь, что  и я не должна была танцевать?  А зачем тогда мы пошли на эту свадьбу?!


 Внутри нее накапливалось раздражение и звучал тихий голос:


— Почему ты позволяешь этому человеку диктовать тебе, как надо себя вести?


 Витек боялся потерять Женьку. Он считал, что всякий парень, оказавшись рядом, станет домогаться ее. И от одной мысли, что кто-то мог хотеть его девушку, он становился злым и жестоким.


 А Женька искренне не понимала, чего он хочет. Неужели надо было весь вечер сидеть возле него, наблюдая как он мрачно глушит водку?


 Шли к общежитию, и по дороге он все говорил и говорил какие-то обидные вещи, обвиняя девушку в несовершенных ей грехах.


Женька еще плохо знала Витька, и там, где  его не знала, добавляла ему свои черты, чувства и мысли.  И образ становился близким, родным. А тут вдруг проявилось, что это вовсе не так. Перед ней предстал  грубый, жестокий и чужой человек.


  Женька решила немедленно уехать.


 Пришли в комнату,  она начала собирать свои вещи.


 — Ты куда?- растерялся Витек.


 — Все! Хватит с меня! Я уезжаю!


  — Нет! Я тебя не пущу! — он схватил девушку и крепко прижал ее к себе. 


 Она  вырывалась, но силы были не равны. 


 Потом Женька плакала, а он держал ее и не отпускал.


 Наконец, они помирились и отправились на второй день свадьбы. Но настроение было испорчено. Танцевать Женьке больше не хотелось.


********


 Если бы она знала правду, о том , что случилось тогда! Если бы кто-то из ребят рассказал ей, что, пока она танцует, Витек занимается сексом с одной из официанток! Женька наполнилась бы холодным брезгливым презрением и уехала бы немедленно. А, вернувшись, уничтожила бы его письма и вычеркнула его из своей жизни.


 Но, как известно, у жизни нет сослагательного наклонения.


  Витек привык к тому, что каждая свадьба — его звездный час. Он был всегда в центре внимания, самым завидным парнем. И всякий раз выбирал себе лучшую из девушек в качестве приза. Это был его допинг, и отказаться от него он не мог.


 А в этот раз все пошло не так. Звездой вечера стала Женька, сама того не желая. Она искренне веселилась, шутила, смеялась и классно танцевала. И совершенно затмила Витька с его тостами.


  Он растерялся и обиделся.


  Потом пошел на улицу.   Увидел одну из официанток. И попробовал на ней свое обаяние. Прием, как всегда, сработал.


  Витек зажал в темном углу очередную женщину. И легко взял ее.


  Только после этого ему стало  паршиво,  тошно. Он испугался, вдруг кто увидел его с официанткой и расскажет об этом Женьке.


  Ясно, что она тогда развернется и уедет. Навсегда. И это показалось ему ужасным. Этого он боялся и не хотел.


 Как теперь разговаривать с ней? Как смотреть ей в глаза?


 И он решил разыграть сцену ревности. Известно, лучшая защита — нападение.


 Но Женька  не догадывалась об этом. Каждый судит по себе. В Женькином понимании было невозможно изменять с другим парнем, пока у тебя есть любимый. Для нее дорожить отношениями было совершенно естественным. И всякий раз, когда она видела чей-то зовущий взгляд, испытывала легкое сожаление, что невольно доставила  разочарование от того, что ответить на симпатию не может.


 Женька относилась к тем людям, которые не изменяют не потому, что у них нет такой возможности, а потому, что иначе они не могли бы уважать себя.


 Вот только не понимала она, что далеко не все люди исповедуют эту религию верности любимому человеку.


 В мире много людей, считающих измену чем-то обыденным и несущественным. Главное — не спалиться. А чтобы вообще не изменять — для них это кажется невозможным.


 И Витек судил по себе. Он считал, что для того, чтобы женщина  не изменяла, надо ее держать в ежовых рукавицах и периодически пугать разоблачением.


 То, что он сам изменяет, он считал само собой разумеющимся. Он же мужик, а значит, ему можно. Верность , в понимании Витька, в том, что он хоть и погуляет где-то, но семью никогда не бросит.


 Те легкие угрызения совести, которые он испытал после измены с официанткой, быстро забылись, стерлись.


— Ерунда все это, — решил Витек,- Женьку я люблю и на ней женюсь, а другие бабы — так, поиграть-порезвиться. Сколько их было! А сколько еще будет!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *