Самая добрая сказка в мире

Сказки он писал наидобрейшие! Честно говоря, до него вообще никто таких добрых сказок не писал.Вот вам одна из них.

В самом-самом добром царстве-государстве жили-были добрые люди. 

Самым добрым из всех был, конечно, король. Каждый раз, когда ему по его доброте приходилось отдавать палачу очередное приказание, касающееся казни, делал он это с таким добрым сердцем и таким умилительным лицом, что казался всем вокруг родной мамочкой приговорённого.

Палач тоже был одним из самых добрейших. Намереваясь отрубить кому-нибудь голову, он так мило при этом выглядел и так светло улыбался, что, невольно думалось, будто нет на всей Земле человека более чуткого и душевного. 

Отделять головы от тел доброму палачу приходилось, к счастью, не часто. Если попытаться припомнить, то за всю его трудовую жизнь был всего один случай, когда он чуть было не отрубил голову приговорённому к обезглавливанию. Люди в самом добром местечке на Земле, как было замечено в начале этой истории, по большому счёту были добрыми. Редкий человек соглашался оказаться преступником.

Так вот. Однажды в самом добром царстве-государстве случилось неслыханное! Состоялся суд над одним добрым убийцей!

Судья был тоже милейшим человеком. Даже самых страшных злодеев старался бы он всячески оправдать, а уж доброго убийцу и подавно!

— Признаёте ли вы свою вину? — робко спрашивал он у подсудимого.

— Да, — признавал подсудимый, потому что тоже по существу был человеком склонным к порядочности. 

— А может, вы всё-таки не виноваты? — уговаривал судья.

— Нет, виноват! — гордо отвечал добрый преступник. — Именно я убил того добропорядочного господина, который по своей доброте не смог отказать моей жене в любовных утехах, когда она, по той же доброте, не смогла отказать ему. 

— Но, как это могло произойти?! — не веря своим ушам, восклицал судья.

— Я вошёл в спальню в тот самый момент, когда убитый мною господин обнимал мою жену, — ответствовал подсудимый. — Я сожалею, что вошёл не вовремя. Но это меня не оправдывает! Своим приходом я напугал того господина. От испуга у него случился сердечный приступ… 

— Ваша честность достойна того, чтобы вас оправдать! — заявлял судья, глядя на доброго преступника прослезившимися глазами.

— Ни в коем случае! — мотал головой добрый преступник. — Не позволить вам осудить меня на смерть считалось бы с моей стороны дикой невежливостью! И существует в конце концов закон!..

— Да, бог с ним, с законом! — отмахнулся судья от закона, как от назойливой мухи. И, положа руку на́ сердце, продолжил. — Будь моя воля, я бы давно отменил уже все эти законы!.. Но, увы, не могу. Иначе обидятся наши старички, что их выдумали. А это было бы нехорошо!

О, да, судья был вынужден пойти на уступки подсудимому. Ведь последнее слово в добром царстве-государстве всегда должно было оставаться за преступником!

В воскресенье на центральной площади был наспех сооружён небольшой помост. Для удобства на него водрузили свеженький пень. На пне, в ожидании приговорённого, сидел добрый палач. С милой улыбкой на лице он точил огромный топор, которому было суждено свершить доброе дело.

Затрубили фанфары. Король привёл за ручку осужденного, поцеловал его в щёки и в лоб, и передал палачу. Осужденный кланялся и улыбался. 

— Здравствуйте! — палач подошёл к приговорённому и ласково его обнял. — Топор я наточил… Очень остро… Даже не представляю, как вы решились!.. Может, передумаете, пока не поздно?.. Ну, пожалуйста!..

— Нет! — твёрдо сказал преступник. — Столько приготовлений, все так старались. И суд учинили, и помост соорудили, и вы вот тоже… топор наточили…

— Да что топор! — отмахнулся добрый палач. — Пригодится, дрова рубить! А вы, голубчик, лучше откажитесь от этого обезглавливания! Откажитесь!

И весь добрый люд, который уже собрался на площади, заголосил:

— Откажитесь! Откажитесь от казни! Пожалуйста!..

— Ну, что вы в самом деле?! — взмолился осужденный. — Ну, как же я могу отказаться?! Ведь все уже собрались на это мероприятие… а я возьми, да откажись? Это было бы так невежливо с моей стороны! Да я бы жить после этого не смог! Ну, подумайте же вы и обо мне!

— Ну, хорошо, — громко вздохнул король. — Воля преступника для нашего доброго царства-государства святое! Приступайте, дорогой палач!..

Палач ещё крепче сжал в объятиях приговорённого.

— Нет! — всхлипнул он. — Не могу я отрубить голову такому хорошему преступнику!.. Не могу!  

И, спихнув осужденного с помоста, добрый палач, к всеобщему удивлению, положил на пенёк собственную голову. 

— Уж лучше я себе отрублю! — воскликнул расчувствовавшийся палач, и замахнулся на самого себя топором!

— Стойте! Стойте! — раздался тут чей-то голос. 

Все оглянулись. Вбежавший на площадь мужчина остановился напротив короля.

— Это я!.. Это я! — сказал он запыхавшись. 

— Вы? — переспросил король.

— Да, я! — кивнул мужчина.

— А кто вы? — уточнил король.

— Я тот самый господин, — ответил сквозь одышку неизвестный, — которого убил муж той женщины, не сумевшей отказать в проявлении чувств… в спальне…

— Можете не продолжать, — улыбнулся король. — Мы уже догадались. Но, позвольте спросить, разве вы не умерли от сердечного приступа?

— Нет, что вы! — поспешил объяснить мужчина. — Конечно, умер! Но на том свете меня встретили такие добрые люди, что они тут же решили вернуть меня обратно. Правда, с одной маленькой просьбой.

— С какой, если не секрет? — добродушно полюбопытствовал король.

— Они попросили, чтобы я рассказал всем жителям нашего доброго царства-государства, что не все добрые дела могут быть добрыми.

— Как так?! — не понял король. И прислушивающиеся к разговору люди прислушались ещё внимательнее.

— Оказывается, когда мы делаем добро одним, — ответил вернувшийся с того света господин, — мы в то же время можем делать что-то недоброе другим! И даже одному человеку делая добро, мы можем сделать ему зло!

— Не понимаю! — признался король. — Как можно, делая добро, совершить зло? Путаница какая-то!

— Я тоже так думал, — кивнул убитый. — Но они мне объяснили, что к чему. Например, вы дарите человеку букет полевых цветов. Согласитесь, это же добрый подарок?

— Добрый! — согласился король.

— А вот и не угадали! — улыбнулся оживший. — Корова, которая могла съесть эти цветы осталась голодной! 

— Действительно! — почесал смешную корону король. 

— Более того, — продолжил прибывший. — Сорванные цветы быстро погибли! А человек, которому подарили эти цветы, заболел, потому что у него оказалась на них аллергия! 

— Какой ужас! — воскликнули все, в том числе и палач с приговорённым.

Поднявшись со своей табуретки, король проворно взобрался на неё ногами.

— Друзья! — воскликнул король. — Позвольте мне, ввиду всех открывшихся вдруг обстоятельств, повелевать вам следующее. Полевые цветы дарить только коровам! Иначе мы останемся и без молока, и без доброты! 

Так и не состоялась намеченная казнь в самом добром царстве-государстве. На непригодившийся палачу пенёк поставили соломенную статую доброго короля. А на постаменте устроили сцену для театра кукол. И тот памятный день закончился праздничным балом и фейерверком!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *