Счастье быть рядом

— Какая странная музыка, какие удивительные ритмы, — растворяясь в гармонии звуков, подчиняясь им, думала Асия, представляя, как размеренно и плавно качается на волнах страсти. 

— Ощущение такое, словно расслабленно лежу на поверхности воды, зажмуриваясь от палящих солнечных лучей. В глазах красная дымка, окутывающая потоки ослепительно мерцающего рассеянного света. 

Я невесомо раскачиваюсь, ощущая влажное прикосновение ласковых волн, слышу мерный рокот прилива, шуршащего галькой. 

В голове приятная пустота, заполненная гипнотически действующими звуками: приближаются и удаляются вскрики исступлённой страсти, эмоциональные всхлипы, шум прибоя, усиливающий эмоции, обрывки мужских и женских чувственных фраз с придыханием. 

О чём и кому страстно шепчут эти люди, что думают, не слышно, ясно одно — звуки вызывающе эротичны, вибрации голосов медленно вводят в подобие мистического транса, в состояние расширяющейся Вселенной, центр которой ощущается где-то внизу живота.

Нежные нотки возбуждающих желание голосов, гармония плавно набегающих ритмов, томительно-сладостные предчувствия, смутные желания, всё смешивается с акустическими эффектами звуков, превращается в пьянящий коктейль, создающий настроение эйфории.   

Сентиментальные переживания вырастают в необъяснимо-восторженные влечения,  немедленное требование разгорячённого тела ощутить ласковые прикосновения, легкомысленные объятия и физическую близость.

Нестерпимо хочется танцевать, чувствовать похотливые движения на ягодицах и талии  мужских рук, его сбивчивое дыхание, приглушённый шёпот, горячие губы на чувствительной коже шеи, возбуждающий запах желания и страсти.

Странная, очень странная музыка, если не больше. Какого чёрта всё это со мной происходит! 

 

Несмотря на удивление, вызванное неожиданными эмоциями, приподнятое настроение от прослушанной мелодии прочно поселилось внутри Асии. Она вся светилась.

На подвижном от мимической активности лице девушки явственно отразилось разнообразие позитивных чувств. Она улыбалась. 

Состояние Асии можно было принять за переживание счастливого блаженства, за полёт души. 

На самом деле девушка была погружена в личные переживания. Она никого не замечала вокруг, была почти безучастна к происходящим событиям, потому, что устала от безысходной тоски, отчуждения, меланхолии и одиночества.

Асию с того рокового дня, когда с ней вероломно расстался любимый, позже девушка узнала, что Игорь одновременно встречался с Люсей, которой нежно шептал на ушко те же самые ласковые слова любви, что и ей, наглухо перемкнуло от предательства.

Девушка погрузилась в топкое болото задумчивого паралича, разучилась чувствовать и радоваться жизни. Приступы апатии и беспричинной печали окутывали туманом депрессии, в котором невозможно было разглядеть даже отсвет, даже иллюзию возможного в будущем счастья.

Все, кто знал Асию прежде, принимали  её состояние за помешательство, а новые знакомцы, время от времени появляющиеся рядом с ней, не чувствовали потребности познакомиться с мрачной девицей. 

Асия и сама не стремилась сближаться. Слишком ощутимым был удар судьбы, который ни на минуту не давал расслабиться. 

Она поминутно помнила историю встречи с Игорем: каждое движение души, каждое сказанное слово, каждую пережитую эмоцию. 

Асия живо представляла себе состояние головокружительного возбуждения, сумасшедшее ликование, страстную влюблённость, ни на секунду не покидающее блаженство, приятное опьянение от встреч и объятий, состояние невесомости и вращения, умиротворение и эйфорию, удивительные, непостижимо волнующие бессонные ночи, раскрашенные воображением.

Девушка мечтала, что любимый станет её первым мужчиной, женихом, мужем, отцом желанного ребёночка…

Надежды и чаяния разбились вдребезги в одно-единственное мгновение. 

Происходящее в те злосчастные минуты вызвало шок, затуманило разум. 

Асия ничего не помнила, кроме ощущения удара, за которым последовало падение в чёрную бездну.

С того трагического дня прошло больше года. Девушка никуда, кроме работы и магазинов, не ходила, ни с кем не общалась.

На дискотеку, где услышала незнакомую мелодию, Асия попала совершенно случайно. Шла мимо, почувствовала непреодолимое желание следовать за переживаниями, которые вызвали причудливо звучащие, наполненные чужими чувствами звуки.

И вот она здесь. 

За несколько минут Асия испытала такой значительный избыток эмоций, что не могла их переварить  и осмыслить.

Музыка играла и играла. Вокруг, ускоряясь, мелькали разноцветные одежды. Танцующие пары сливались в  едином вращении, которое закручивалось в спираль, плотная часть которой просачивалась куда-то за пределы помещения.

У Асии кружилась голова. Она отделилась от тела, погрузилась в цветную спираль и полетела вместе с ней, набирая обороты…

Одна мелодия сменялась другой. Девушке было так хорошо, как не было  с тех самых пор.

— С тех самых, когда… Да нет же, нет. Это была не я!

— Разрешите, милая девушка, пригласить вас на танец.

— Что, что вы сказали? Какой танец, я не танцую.

— Простите, мне показалось, что вы счастливы. Вы так красиво улыбались.

— Я! Странно. Вы ошиблись. Или со всеми так знакомитесь?

— Нет-нет! Вы такая красивая, когда улыбаетесь. Всё-таки я настаиваю. Один танец и  исчезну из вашей жизни. Всего один.

— Я скучная девушка, со мной неинтересно. 

— Вот и проверим. Меня зовут Вадим. 

Асия невесомо положила руки на его плечи, юноша обнял за талию. Между ними незримо, но осязаемо присутствовал кто-то третий.

Девушка давно, очень давно не танцевала. Сегодня ей тоже этого не хотелось. Отказывать, объяснять своё состояние было лень.

Вадим был настойчив. Пришлось уступить. Так было проще. Один танец и можно его забыть. Ничего страшного.

Неожиданно мелодия закончилась. Асия удовлетворённо улыбнулась, на этот раз опредёлённо сознательно. Она убрала руку с плеча Вадима и приложила её к груди, что должно было обозначить благодарность за приглашение.

— Спасибо! Мне понравилось. Прощайте.

— Нет-нет! Я так долго уговаривал. Вы обещали. Танец за вами.

— К чему эта назойливость? Вы же видите, у меня совсем нет настроения.

— Обещаю поделиться своим. Как вас зовут?

— Асия. Честно говоря, я не понимаю родителей. Какая-то странная тяга к оригинальности. Мама говорит, что слишком долго не получалось забеременеть, что это имя  можно перевести как утешение.

— А мне нравится. Буду звать вас Ася. Можно? 

— Не имеет значения. Через десять минут вы меня забудете.

— А если нет? С вами что-то случилось? Расскажите, поделитесь печалью. Так хочется вам помочь.

— Зачем? Вы настаивали на танце, вот и танцуйте. Лучше молча.

Удивительно, но вновь звучала та ритмичная мелодия, которая вывела из равновесия, которая заставила переживать.

Вновь погрузиться в транс мешал Вадик. Они медленно кружились, держась на приличном расстоянии. Асия мечтала как можно быстрее избавиться от неожиданного поклонника.

Руки Вадима на её талии вызывали странные желания: захотелось прижаться, положить голову на плечо, почувствовать близость.

Юноша неведомым образом угадал её мысли: сделал шаг навстречу, плотно приник к телу Асии. Девушка ощутила тесный контакт, но препятствовать не стала. 

— Что дальше, — думала она, положив голову на плечо Вадима, — я что, флиртую?

Внутри у неё что-то зажглось, начало бурлить. Состояние вовлечённости. Интерес и любопытство немедленно отразились на сердцебиении и дыхании. 

Асие было изумительно приятно, но немного не по себе.

Через минуту Вадим прижимал голову девушки к груди, зарывшись ладонью в её прическе. Его тело возбуждённо вибрировало, мысли путались.

Асие определённо хотелось большего. Она ждала продолжения, надеялась на него.

Музыка закончилась, а их тела всё ещё были неподвижно переплетены в середине зала. 

Асие было тепло и уютно. Она ни о чём не думала, просто наслаждалась близостью. 

Освобождаться из объятий не было желания. Ей казалось, что сон длиной больше года закончился, что она проснулась, что вновь вернулись счастье, любовь и Игорь.

Иллюзия длилась целую вечность. 

Когда объятия пришлось разомкнуть, когда Асия возвратилась в реальность, когда поняла, что чудес не бывает, когда увидела счастливо сияющее лицо Вадима…

Девушка не могла поступить иначе. 

Она всё вспомнила: удар, падение, шок, стыд, тоску, унижение, одиночество. 

События тех дней промелькнули, выстроились в цепочку, ссыпались в воображаемый сепаратор. Центрифуга крутила, выжимала, разделяла страдания на слои и фракции, взбивала в подобие крема, который превратился в нечто воздушное, невесомое и, наконец, испарилось бесследно.

Асия даже вспотела от усилий, которых потребовала эта странная процедура. Зато появилось спокойствие, чувство законченности чего-то, что мешало дышать и чувствовать.

— Пусть Вадиму будет хорошо, пусть хоть сегодня он будет счастлив. Я ему так благодарна!

Его губы путешествовали по чувствительной девичьей шее, её руки обвились вокруг сильного мужского торса. 

Сладкие объятия, блаженная истома, ощущение цельности и причастности к таинству свершения чего-то значительного, важного, жизненно необходимого. 

Звёздная ночь за окном притягивала взор, будила воображение. Отблеск фар спешно пролетающих вдалеке автомобилей непостижимым образом объединял события в слаженную конструкцию, что невозможно было объяснить с помощью логики. 

Мерное сопение спящих соседей Вадима по комнате в общежитии нисколько не мешало чувствовать и думать, не вызывало ощущение неловкости оттого, что подобное поведение было не вполне приличным.

Они так и не смогли уснуть: неподвижно лежали в одежде, сомкнутые тесным объятием. Каждый думал о своём, вызывая в воображении собственный сценарий продолжения сказки.

Главное, им было хорошо. Асия была беспредельно счастлива, хотя не до конца понимала, что именно с ней случилось. 

Единственное, что её смущало — не ошиблась ли вновь в выборе спутника. 

Ведь тогда, с Игорем, всё начиналось приблизительно так же: яркие чувства, появившиеся буквально ниоткуда уверенность в своей и его уникальности, убеждённость в том, что альтернативы любимому нет и быть не может, беспредельная вера в безграничность счастья, уверенность в завтрашнем дне, любовь, не основанная ни на чём, кроме желания любить. 

Оказалось, что выдумать любовь и сделать её смыслом жизни совсем не сложно. Нужно только захотеть.

Воображение стремится следовать за нашими мечтами, за заманчивыми желаниями и глубинными устремлениями. Не оно ли помогает нам стать другими?

Асия много знала, много читала. То, что серотонин отвечает за радость, а дофамин за удовольствие, для неё давно не было секретом, но Вадим, этот романтичный юноша, простой и наивный, не думает ни о чём, кроме любви, она чувствовала каждой клеточкой тела.

Счастье быть рядом с ним было вкусным, сладким, как зефир в шоколаде. Приятная истома наполняла каждую клеточку тела.

— Я его люблю, — доверила себе сокровенную тайну Асия, — и буду любить всегда, даже если сейчас он меня изнасилует.

— Глупая, ему нет нужды брать меня силой. Пусть делает, что захочет. Пусть все знают, что я его беззаветно люблю!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *