Таня, Танечка, Танюша


 Есть люди, которых трудно забыть, даже если они встретились тебе давно и прошли по самому краешку твоей судьбы.


 


 Такой была и она, Таня.


 Однажды я обнаружила ее в нашем маленьком магазинчике возле дома. Я зашла туда после работы, чтобы купить что-нибудь к ужину.


 


 У входа стояла женщина в темной униформе. Немолодая, не блещущая красотой. Но было в ней что-то, что притягивало внимание.


 Я даже не сразу поняла, что.


 Глаза. Большие зеленовато-серые, наполненные теплом.



  Захотелось поздороваться. Она приветливо ответила мне.


— Простите, Вы теперь будете здесь работать? — спросила я.


— Да, — сказала она, улыбнувшись.


 Мне показалось, что ко мне прикоснулось что-то мягкое и теплое.


— Здорово! — сказала я,


— А как Вас зовут?


— Таня. А Вас? — она снова мягко улыбнулась.


— Я — Ирина.


 


 Так мы познакомились. Совершенно обычно.


Только теперь, заходя в магазинчик и встречаясь с Таней, я чувствовала, что у меня улучшается настроение.


 Ничего особенного. Просто всегда приветливая улыбка, несколько добрых слов и удивительные глубокие глаза.


 В них столько тепла, готовности принять и понять. Они дарят чудесное ощущение, что тебе всегда рады.


— Танечка, Вы, наверно, колдунья или экстрасенс. Как-то притягиваете и наполняете теплой энергией.


— Ну, не знаю. Но ко мне несколько раз приходила Божья матерь.


 Прошла мимо меня. Я видела ее как Вас, — сказала она просто.


 Я знаю, что среди людей есть много разных чудаков. Возможно, и она была одной из них. Только в магазинчик, который до этого я не особо часто посещала, мне теперь стало хотеться ходить.


 К Танечке. 


 Погреться возле нее. 


 Обменяться несколькими добрыми и теплыми словами. 


 Ощутить, что тебе рады. 


 Окунуться в теплый свет ее глаз.


— Таня, а раньше кем Вы работали, до того, как стали охранницей?


— Была сварщицей.


— О! Удивительно! Но вроде бы…это не женское дело.


— Мне нравилось.  


— Тогда…почему Вы здесь?


— Так …Решила сделать перерыв. Отдохнуть от сварки.


*******


Однажды Таня рассказала мне про мужчину.


— Я вчера была на свидании.


— Правда? С кем?


— Тут несколько дней подряд заходил в магазин один мужчина.


 Солидный, средних лет. Все вокруг меня ходил. То так посмотрит, то этак. 


 Я молчала. Он заговорил первый. Спросил, кто я. Потом купил коробку конфет и подарил мне. 


 Я поблагодарила его. И он ушел. А на другой день пригласил меня к себе в гости.


 


— И Вы согласились, Танечка?


— Да, — сказала она просто, — он мне понравился.


 После смены заехал за мной и повез к себе.


 У него за городом большой красивый дом.


— Танечка, а Вы не боялись?


— Нет. Я на него внимательно посмотрела. Он хороший.


— Он, что, один живет? А семья?


— Он был один. Жена в отъезде.


У нас была хорошая ночь. А рано утром он отвез меня на работу.


— Вы теперь будете встречаться? — спросила я.


— Нет. Зачем? 


 Тут я слегка удивилась. Как раз в это время были у меня две приятельницы, у которых сложились отношения с женатыми мужчинами. И обе женщины, каждая по своему, мечтали о том, чтобы их женатые поклонники, в конце концов, ушли от жен к ним. Каждой казалось, что она гораздо лучше и интереснее жены.


 


А Таня ничего не ждала. Она просто приняла это свидание с мужчиной и ночь любви как подарок.


А дальше — у каждого своя жизнь. У него семья. А у нее больной сын на иждивении.


И никаких угрызений совести, никакого ощущения себя падшей женщиной. Те же спокойные и добрые глаза, та же теплая улыбка.


 Я, выросшая в пуританской семье, обычно в глубине души осуждала женщин за связь с женатыми мужчинами. А тут удивилась сама себе: не было во мне ни капли осуждения. 


Таня заняла в магазинчике особое положение. К ней стали заходить люди то за заговором, то за иконой, то за оберегом. Денег она ни с кого не брала. Всех одаривала теплом и добротой. Но, ясное дело, вся эта деятельность не нравилась заведующей магазином, молодой амбициозной девушке. И она стала на Таню наезжать. В конце концов, Танюша моя вынуждена была искать себе другую работу.


 


*******


 После того, как она ушла, в магазинчике словно свет погас. Так не хватало Таниных добрых и теплых глаз, освещавших все вокруг. 



Вдруг стало пусто, неуютно.


 


Вот такой она и осталась в моей памяти: доброй, ласковой и обладающей удивительно глубоким и теплым взглядом.


Чем старше я становлюсь, тем выше ценю доброту, человеческое тепло. Мне кажется, это самое лучшее, что мы можем дарить друг другу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *