Тракторист-развратник

Помогать соседям тракторист Степанов не любил. Мало ли у кого какие хлопоты, у него и своих забот навалом. Попросит бывало кто-нибудь:

— Вась, будь другом, подвези навоза! Землю удобрять надо…

А он:

— Извини, друг, своих забот полон рот! Никак не могу! 

Конечно, работы в посёлке немало — то привези, то отвези — но и без дела трактор иногда простаивал.

Правда и Степанова тоже можно было понять. Сколько можно к человеку приставать? Разве он виноват, что у них тракторов нет? Устраивайтесь, мол, сами трактористами, и возите себе навоз, сколько вздумается!

А сельчане всё доставали и доставали. И так ему не нравилось, что его допекают просьбами, что он прямо-таки озлобленным сделался! 

И однажды…

Подошла к нему одна милая девушка Люба. Она, кстати сказать, влюблена в него была ещё со школы, но он не замечал. Долго стеснялась Люба. Исстрадалась вся. Не выдержала и решила признаться в своих чувствах любимому.

— Здравствуй, Вася, — сказала Люба, скромно глядя на колёса трактора.

— Привет! — коротко ответил Степанов из кабины. 

— Ты мне не поможешь? — улыбнулась Люба. — У меня в доме проблема небольшая. У кровати ножка надломилась. Не посмотришь?

И глаза её при этом так жадно вцепились в парня, что ей самой тут же стыдно сделалось! Другому бы, конечно, сразу понятно стало, что девка специально намекает на кровать, но только не трактористу Степанову!

— Да задолбали вы уже все… со своими просьбами! — взъерепенился Вася. — Сколько можно, в конце то концов?! Я вам что, железный?! Одной помоги, другой помоги! Тут в обед ещё Леонид Петрович подходил!.. А следом Марья Тимофеевна нуждалась!..

Бедная Люба прижала руки к взволнованной груди, открыла рот и удивлённо подняла брови. 

«Боже правый! — застучало у неё в висках. — Что ж он, труженик этакий… всех подряд что ли… обрабатывает?!»

Отвернулась она от трактора и ушла, несолоно хлебавши!

Прямиком к подруге своей направилась, к Валентине. Валентина работала нянечкой в детсаде. Со слезами на глазах рассказала Люба подруге о Васе. О том, что он, мерзавец, хвалится, что всей деревней к нему за оказанием всяких услуг ходят! Даже кассирша Марья Тимофеевна, и председатель Леонид Петрович!.. И поэтому на неё, на Любу, он и смотреть не хочет!

Валентина была женщиной молчаливой, можно даже сказать скрытной. Поэтому никому она сплетничать не стала. Рассказала только двум — трём самым близким подругам, по самому строжайшему секрету. Ну и те тоже, двум — трём рассказали. В общем, через пару дней жители деревни знали о себе очень много. И во всём был виноват тракторист Вася Степанов.

Соседи перестали обращаться к нему с просьбами и стали обходить его стороной. Бабки шушукались и тыкали ему в спину пальцами. Женщины плевали в его сторону. А некоторые, особо буйные, толковали между собой о том, что надо бы намылить Васе шею. 

«И что случилось с соседями? — размышлял Вася. — Никто ни о чём не просит. Как сговорились… Бойкот мне что ли объявили?»

Вечером, после работы, купил Вася бутылку первача у бабы Клавы и зашёл в гости к бывшему киномеханику Матвеичу. Егор выпить любил. И на этот раз не отказался. Тем более, что постоянной работы и постоянной жены у него не было. После второй стопки Матвеич разоткровенничался:

— Люди говорят, — начал Матвеич, — будто ты, Вася, шибко зазнался.

— Я?.. Зазнался? — переспросил Степанов.

— Ага, — кивнул бывший киномеханик, занюхивая самогон яблоком. — Но я им не верю! Так и знай!.. Я говорю, не такой человек Степанов, чтобы от девок устать!..

— От каких ещё девок? — встрепенулся тракторист.

— От тех, что за тобой бегают, — пояснил Матвеич. — Правда я не понял, при чём тут Леонид Петрович… Он что, тоже того?.. Ну, сам понимаешь… Этим вопросом мучается?..

— Ничего не понимаю, — признался Вася. — Давай-ка ещё по одной, а там продолжим…

И рассказал, в ходе культурного вечера, Матвеич Степанову обо всех сплетнях, что за его спиной ходят. И про бедную девушку Любу, чувства которой он так высокомерно отверг.

— Мать честная! — только и смог вымолвить Вася, качая головой обхваченной руками.

После выходных Степанов сам, без всяких просьб, обошёл соседей и, добродушно улыбаясь, предложил каждому какую-нибудь подмогу. Извините, мол, что отказал в прошлый раз. Не в духе был… Люди понимающе кивали. Да ладно, мол, с кем не бывает!

И к Любе постучал в дверь. 

— Здравствуй, Люба, — сказал с виноватой улыбкой. — Ты прости, что накричал тогда!.. Башку, видать, солнцем напекло… Давай, показывай, где твоя сломанная койка — починю!

— Поздно, Васенька, — лукаво улыбнулась Люба. — Починили уже мою кровать.

— Кто? — нахмурился Степанов. 

— Да нашлись народные умельцы, — зарделась девушка. — А тебя, кстати, председатель разыскивал. Говорят, он пол собрался менять…

— Как, пол менять? — ошарашено спросил тракторист. — Он же, это… нормальный мужик!

— В сельсовете, — пояснила Люба, — ремонт задумали сделать. Сам же знаешь, как у нас… Если рыба гниёт с головы, голова себе сразу марафет наводит, чтобы никто не заметил. Вот и взялся Леонид Петрович стены отремонтировать, потолок побелить и пол перестелить. Потому тебя и ищет, чтобы ты на своём тракторе за доской съездил.

— Эх, Люба-Люба, — покачал головой Степанов. — Как скажешь ты порой… хоть стой, хоть падай! 

И поехал тракторист дальше, по своим рабочим обязанностям.

— Вот оно, как в жизни то бывает! — сказала бабушка Дарья поучительным тоном. — Как ты к людям повернёшься, так и они к тебе!И, поправив свой беленький платочек, направилась по тропинке в сторону леса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *