Убегая от бабушки, мужик залез на светофор

Погода в тот день была безобидной, но все предыдущие дни по городу нагло выплясывал, привычный всем англичанам, лондонский дождь. Поэтому на тротуарах стояли огромные лужи и пешеходам приходилось топать по ним в огромных (рыбацких) резиновых сапогах. 

К сожалению, у меня не было с собой рыбацких сапог, поэтому я нанял себе лодочника, или гандольера (увы, не знаю, как лучше выразиться, чтобы не соврать), который катал меня по Лондонским улицам на резиновой лодке.

Так вот. Выплывая на Даунинг Стрит, мы с лодочником оказались случайными свидетелями того самого события, благодаря которому и родился этот рассказ.

Постараюсь быть краток. И вам, мои дорогие читатели, и мне, как человеку вечно занятому путешествиями и развлечениями, очень дорого наше время. Поэтому не буду вдаваться во всякие там подробности, а прямо и обстоятельно, без лишних прикрас, опишу всё, что видел своими личными глазами, констатируя исключительно факты.

На светофоре сидел молодой человек, с мокрыми по самую ширинку ногами! На нём совершенно не было сапог! Штаны были подвёрнуты, но это не помогало. А под светофором стояла пожилая женщина, лет семидесяти, в высоких сапогах поверх шотландской юбки. Размахивая второй парой таких же сапог, она умоляла мокрого мужчину послушаться её доброго совета: снять с себя туфли и штаны, и надеть сапоги, чтобы не заболеть ангиной.

— Не забывай, что у тебя хронический тонзиллит, Юрик! — истерично кричала пожилая женщина на чистом русском языке.

Замечу, если бы она кричала на иностранном, я, разумеется, не понял бы ни слова. Ведь, честно признаться, кроме своего родного я не говорю ни на одном другом. А так, поняв, что в происходящей ситуации участвуют мои земляки, я не мог не попросить лодочника, объясняясь с ним исключительно с помощью жестов, чтобы он подплыл поближе к светофору, на котором восседал молодой человек.

— Я не собираюсь надевать эти сапоги! — огрызался Юрик с заметной нервозностью. — И хватит меня доставать!

— Ты должен меня слушаться! — уверяла пожилая женщина, потрясая сапогами над своей давно поседевшей головой. — Я всё-таки пока ещё твоя бабушка!..

— Ну, бабуля! — восклицал мокрый мужчина. — Сколько можно! Мне и так хорошо!..

— Ты простудишься! — всхлипывала бабушка, чуть не плача. 

— Простужусь?! — усмехался Юрик. — В июле?!

— У тебя тонзиллит! — напоминала бабуля.

— Да плевать мне на этот тонзиллит! — хорохорился Юрик. — Как говорится, клин клином!..

— Ну, ладно, Юрочка! — в конце концов сказала бабушка. — Если я помру, виноват в этом будешь только ты! 

И тут — представляете! — седая бабушка полезла за своим внуком на светофор! 

Юрик ещё крепче вцепился в крышку светофора.

— Ну, бабушка! — воскликнул он страдальчески. — Не смеши людей!

Лондонцы, забыв о своих делах, уже собрались вокруг светофора. Все как один в рыбацких сапогах!..

— Осторожнее, бабуля! Осторожнее! — выкрикнул тут я, не сдержавшись. — Вам нельзя так сильно напрягаться!.. Ну, что же вы, в самом деле! Куда же!.. Он же скользкий! Упадёте!..

Но бабушка Юрика совсем не обращала на меня внимания. Она взбиралась всё выше и выше, пока не исчезла где-то за облаками…

— Ну, и что тебе снилось? — спросила меня жена утром. — Опять эротические сны?

— Да нет… вроде, — пожал я плечами, смущённо. — А что?

— Опять ты под утро стонал во сне, — лукаво улыбнулась жена. — «Осторожнее, бабуля! Вам нельзя напрягаться!»

Тут-то я и вспомнил, что мне снилось, и пересказал жене свой сон. Вместе посмеялись. 

Действительно, это надо же, такому присниться! Плыть по Даунинг Стрит на резиновой лодке!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *