Весёлый покойник

Но вдруг он помер. Оказалось, что ему было уже далеко за девяносто. Просто улыбчивый всегда был, весёлый. Поэтому больше шестидесяти, шестидесяти пяти ему никто не давал.

Зеркала в ветхой избёнке были укрыты покрывалами. Поминали всей деревней.

— Да, задорный был мужик, шустрый, — говорили деревенские. — Жалко очень… Но и пожил всё-таки немало. Не каждый до такого возраста доживает.

Фотокарточка улыбающегося Захара Иваныча, с чёрной ленточкой на углу, стояла на старом столе, рядом со свечкой, иконкой, и наполовину наполненным стаканом, накрытым куском ржаного хлеба.

Сам Захар Иваныч был уже далеко, а его душа витала где-то рядом.

Вяло стуча ложками, односельчане хлебали постный суп, жевали кашу и, не чокаясь, пили наскоро выгнанный самогон.

— Эх, товарищи, — вздохнул старый, уже изрядно захмелевший председатель. — Смотрит сейчас на нас с неба покойный Захар Иваныч и удивляется! Не так он представлял себе свои поминки. Ох, не так!

— А как же? — спросил плотник Фёдор, печально улыбнувшись. 

— Захар был человеком жизнерадостным! — заявил председатель твёрдо. — Непреклонным ни перед какими трудностями! Будь он сейчас здесь с нами, он бы не позволил нам так шибко печалиться. Он давно бы частушки пел, да на гармошке всякие чудеса выделывал!

— Это точно! — подтвердили присутствующие. — Он всегда мог настроение поднять! Такой бы и мёртвого развеселил!

— Споём!  — предложил председатель. — В память этому светлому человеку! 

И сам первым запел любимую песню Захара Иваныча. Остальные тут же подхватили. Поминки пошли веселее. И вдруг…

— Стойте! — воскликнул мальчик Колька. — Слышите?..

Он ближе всех сидел к двери, ведущей в небольшую каморку. В этой каморке у покойного деда Захара хранилась его весёлая гармошка.

Люди прислушались. 

— Мать честная! — пробормотала, перекрестившись, испуганная баба Глаша. — Так ведь это… гармонь нашего Захара Иваныча!

Вошли в каморку. Смотрят… 

Стоит на старом комоде гармонь и сама собой играет и приплясывает!

— Господи!.. Что же это?!.. — так и села (куда пришлось) баба Глаша.

Напугались люди, хотели было уже разбежаться. Но председатель сказал:

— Эх, товарищи! Радость то какая! Это же душа нашего любимого гармониста Захара специально для нас играет! Не срамитесь же, не пугайтесь! А скорее в пляс пускайтесь! Отдайте должное человеку светлому, уходящему в путь свой последний!

И заплясали тогда люди деревенские. И возрадовались! И даже лапти, что весели над старой печкою, казалось, приплясывают!

А потом, когда последние разливы гармошки стихли, кто-то из сельчан сказал:

— Смотрите-ка!.. Гармошка то… исчезла!!!

— Ну вот, — выдохнул плотник Фёдор. — Теперь Захар Иваныч, сыгравший нам напоследок, на тот свет отправился. И гармошку свою с собой забрал.

— И правильно сделал! — бодро воскликнул председатель. — Молодец Захар! Весело жил, весело помер! Пусть и на том свете люди порадуются! 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *