Волосы Мисс Вселенной.

«Я росла в мире, где женщины с такой внешностью, как у меня — с такой кожей, с такими волосами,  — никогда не считались красавицами. Сегодня настал час, когда это изменится», — слегка срывающимся голосом сказала 26-летняя девушка, только что признанная «первой красавицей Вселенной».

Наоми Кэмпбелл — самая известная чернокожая супермодель мира — разместила «тронную» речь Зозибини Тунзи в своем «Твиттере» без единого комментария. Миллионам женщин в Африке, Америке и Европе всё было понятно без слов. 

Но что же было не так с волосами Зозибини Тунзи, которые она не преминула отдельно упомянуть в своей короткой речи? 

Во-первых, их почти не было: волосы Тунзи коротко острижены. Во-вторых, даже по нескольким сантиметрам было ясно — это кудрявые афроволосы. 

Не вытянутые, не блестящие, не выпрямленные, некрашеные. Такие, какие есть.

Первой в истории чернокожей «Мисс Вселенной» стала в 1977 году Джанель Комиссионг из Тринидада и Тобаго. Конечно, с выпрямленными волосами.       

        Таких волос на гламурном подиуме, в деловом офисе или в конгрессе США увидеть почти невозможно, хотя женщины с темным цветом кожи давно играют там важные и ключевые роли. И прическа Зози  — как называют Мисс Вселенную-2019 у нее на родине, в ЮАР — показала миллионам женщин, что теперь натуральные курчавые «афро» не просто «приемлемы» — теперь это один из образчиков идеальной красоты на планете.

Травить и укрощать

«Мои волосы  — постоянный источник глубокого, глубокого стыда», — написала в книге «Не трогай мои волосы» Эмма Дабири. Дочь нигерийца и белой жительницы Тринидада, Эмма росла в Ирландии в 80-е годы прошлого века. Курчавые волосы быстро стали для маленькой девочки бременем, врагом, источником позора. Их надо было прятать, выпрямлять, укрощать и травить. 

«Жесткий насильственный диктат европеизированных прямых волос весь XX-й век остро чувствовался в странах, где остался колониальный след, — говорит Александра Шевелева, автор «Телеграм»-канала для кудрявых «Так и ходи». — А в  Америке в начале XX-го века чернокожие женщины уже выпрямляли себе волосы утюгами — настоящими утюгами, на кухне, с горячим маслом — это было ужасно, сколько ожогов они получали при этом». 

Мишель Обама впервые появилась на публике с естественными кудрями через три года после того, как перестала быть первой леди Америки (слева — фото 2019 года, справа — 2016-го).                

С развитием химии пришли более «прогрессивные методы» — щелочные растворы. «По-английски это называется релаксанты, — поясняет Александра. — Это едкие вещества, которые  полностью меняют структуру волоса. И до сих пор ими распрямляют волосы — раз в месяц или раз в несколько месяцев, даже детям, начиная лет с шести. Это называется cool hair — классные волосы. А свои естественные, значит, не кул».

«Когда я росла, перманент на волосах был просто обязателен. Естественные афроволосы считались неухоженными и капризными, поэтому я постоянно ходила на обработку», — рассказала Би-би-си Джанея, 25-летняя сотрудница федерального учреждения в Техасе. 

Если для советских женщин слова «перманент» и «химия» обозначали долговременную химическую завивку, то для афроамериканок «перманент» — наоборот, процедура химического распрямления волос. 

Надо сказать, результат в обоих случаях был одинаковый: безжизненное тусклое нечто с текстурой мочалки. 

«Поколение моих родителей свято верило в то, что сотрудницу с курчавыми волосами невозможно воспринимать серьезно. На рабочем месте ее никто не будет считать профессионалом, равным остальным. Поэтому перманент и выпрямление были наилучшим способом влиться в общество и стать «своей», — говорит миллениалка Джанея. 

Чернокожие участницы конкурса «Мисс Вселенная» чаще всего собирают распрямленные волосы в пучок или хвост (фото с конкурса 2017 года).    

Для карьеры в индустрии «глянца» и моды нужно было еще и разглаживание волос: с помощью утюжков, щипцов, шелка, кератинов и всевозможных иных протеинов. Без этого курчавые жесткие волосы так называемого 4-го типа превратить в блестящие гладкие волны невозможно. 

«Меган Маркл тоже делает кератиновое выпрямление, — указывает на очевидное Шевелева. — К сожалению, она скрывала ранние фото, но когда она стала женой принца Гарри, естественно, подняли детские фотографии, где у нее абсолютно курчавые волосы. Хотя она и заявляет, что принимает свое наследие и себя такой, какая она есть». 

«Канцерогенный уход»

Постоянное использование релаксантов и краски для волос, возможно, связано с более высоким риском рака груди для темнокожих женщин, говорится в опубликованном в начале декабря американском исследовании. 

Национальный институт здоровья и окружающей среды, финансируемый правительством США, наблюдал за здоровьем 46 тысяч американских женщин в возрасте от 35 до 74 лет, у каждой из которых уже был повышенный генетический риск рака груди.

Число заболевших оказалось на 30% выше среди тех женщин, которые постоянно пользовались химическими средствами для выпрямления волос. 

А такими выпрямителями пользуется подавляющее большинство чернокожих американок (в этом конкретном исследовании 75% афроамериканок сообщили, что используют релаксанты постоянно всю свою жизнь). 

Карьера киноактрисы для Меган Маркл была бы немыслима без выпрямления (фото 2016 года, за два года до свадьбы Меган с британским принцем).

     И хотя говорить о прямой причинно-следственной связи между выпрямлением волос и раком груди на основе этих данных нельзя, однако содержание канцерогенов в средствах для волос беспокоит медиков, сообщила New York Times неделю назад.

В релаксантах, которыми пользуются миллионы американок, есть формальдегиды, а также ксеноэстрогены (вещества, действующие на организм аналогично гормону эстрогену, — они также повышают риск онкологического заболевания). Некоторые ингредиенты в ЕС находятся под запретом, сказала в интервью газете биохимик Робин Додсон: «Почти все средства, которые есть на рынке сейчас, не прошли адекватных тестов на безопасность, и никто не проверял, как они меняют гормональный фон женщин».

Путь парика

В то время как «европейские» волосы получают от своих владелиц «питание», «увлажнение», «блеск-уход» и прочие укрепляющие процедуры, афроволосы годами и десятилетиями подвергаются агрессивному химическому воздействию. 

«Релаксанты — это необязательно плохо, — тактично говорит Джанея, жительница Техаса.  — Просто они не всем подходят». 

Термические и химические ожоги иногда приводят к выпадению волос и облысению даже юных девушек, говорит ведущая «Телеграм»-канала для кудрявого сообщества. «Зачастую дело кончается тем, что даже совсем юная девушка начинает носить шиньон, нарощенные волосы или парик». 

Парики — неотъемлемый аксессуар в жизни чернокожих женщин и мулаток уже не только на Западе, но и в странах «Большой двадцатки». 

А также это многомиллиардная индустрия, в которой воплотились все принципы глобализации.

История парика начинается, как правило, в Индии, где ежегодно тонны женских волос приносятся как подношение богу Вишну. 

       «Когда в деревне увидят тебя с обритой головой, скажут, что ты хорошая девочка», — говорят индианки своим дочерям, отправляясь в паломничество к храму Вишну.    

Согласно индуистскому мифу, Вишну взял большой кредит на оплату собственных свадебных торжеств. Кредит был столь велик, что выплачивать его пришлось бы тысячи лет. И тогда правоверные индуисты решили помочь Вишну и пожертвовать для него тем, что есть практически у каждого индуса — волосами.

От каждой индианки ожидается, что хотя бы раз в жизни она сострижет свои волосы в дар Вишну. В реальности волосы отдают храму, который продает ценное сырье на фабрику. 

Длинные и гладкие естественные волосы индианок, шелковистые от природы, ценятся выше китайских волос, потому что практически ни разу не подвергались ни окрашиванию, ни тем более химической обработке. 

       Острижением, сортировкой и продажей женских волос в храмах Индии занимаются мужчины. У мужчин — настоятелей храмов оседает и вся прибыль.  

Их так и называют — «храмовые волосы». Они хороши и в виде прядей для наращивания — цена такой пряди в салонах Европы и США доходит до 5 тыс. долларов, и для париков. 

Храмы, такие как Тирумала в штате Тамилнад, продают волосы на фабрики париков в Китай, Корею, Вьетнам. Выручка храма достигает миллионов долларов в год. 

Но индийские женщины, конечно, не получают за свои волосы ни рупии. 

Общий объем индустрии натуральных париков в мире оценивается в 5 млрд долларов.

На каждом этапе этой производственной цепочки женщины оказываются обделенной или ущемленной стороной, говорят правозащитники. На фабриках париков, где трудятся тоже в основном женщины, условия труда и оплата несоотносимы с прибылями владельцев бизнеса. 

  Получить место на фабрике париков считается для китайских работниц удачей. Китайско-гонконгское совместное предприятие, расположенное в Сычуани, произвело на экспорт миллионы париков.                         

И уже пройдя через руки азиатских работниц, парики отправляются за океан: там их скупят афроамериканки. Представить себе жизнь без парика для многих чернокожих женщин , в особенности старшего поколения, невозможно. Но и для молодежи, будь то в Европе, Африке или Северной Америке, парик совершенно привычен: неудобно появиться на публике остриженной или с буйным «афро», а в парике — обычное дело. 

Зозибини Тунзи, профессиональной модели с успешной состоявшейся карьерой, тоже настоятельно советовали идти на «Мисс Вселенную» в парике. 

«Сестра, мы тебя любим, но просто подумай — может, все-таки наденешь парик или купишь шиньон? — говорили друзья. Мне было не обидно — они просто повторяли то, чему долгие годы учило нас общество и что каленым железом впечаталось в сознание», — рассказала она после конкурса изданию Insider.

«Великое обрезание»

Десятые годы XXI века можно назвать временем зарождения нового «священного» ритуала, который благодаря YouTube и «Инстаграму» распространился на миллионы девушек. Но на этот раз ритуал обрезания волос совершается не ради Вишну, а как символ собственного освобождения от гнета традиций, психологического давления, от париков и от надоевших химических процедур. 

«Движение освобождения» началось в Америке с поколения, условно говоря, «детей» Опры Уинфри, — говорит Александра Шевелева. — Дамы поколения Опры Уинфри, условно говоря, кому сейчас ближе к 60 годам, в их числе и Мишель Обама  — это женщины, которые выпрямляли волосы всю свою жизнь, и это считалось стандартом красоты». 

«Но их дочери, которым сейчас 20-30 лет, сказали «нет» этому образу жизни — «я не хочу, как мама, всю жизнь жить с феном и щелочными химикатами, я буду беречь свою красоту и показывать себя миру такой, какая я есть».

Пышная шапка волос Анджелы Дэвис была хорошо знакома советским людям (на фото — Дэвис рядом с Валентиной Терешковой во время поездки в СССР). Ее волосы были политическим заявлением и призывом к борьбе с капитализмом, считает автор книги «Не трогай мои волосы» Эмма Кабири.                

Сказав «хватит», такие девушки идут в парикмахерскую и делают big chop («большое обрезание волос»). Срезав всю «химию», они оставляют несколько сантиметров длины — и затем дают им расти, как велит природа, ухаживая или делая стрижки по своему выбору. 

«Примерно четыре года назад я прекратила пользоваться релаксантами: я решила, что эта процедура и ненужная, и нездоровая, — рассказывает Джанея из Техаса. — Из-за выпрямления невозможно было отрастить волосы: они доходили до определенной длины и просто переставали расти дальше. 

Я решила, что буду любить мои натуральные волосы такими, какие они есть». 

Ирландская писательница и модель Эмма Дабири совершила свое «великое обрезание» семь лет назад. Мисс Вселенная-2019 Зозибини Тунзи — около трех лет назад. 

«Мне просто надоело постоянно часами просиживать в салонах. Я не вкладывала в это идеологический смысл — просто решила попробовать что-то новое, Но было очень страшно потом впервые посмотреть в зеркало — вдруг я страшная», — цитирует американское издание The Insider королеву красоты из ЮАР. 

«Это знак освобождения, что ты наконец можешь быть самой собой», — говорит автор «Телеграм»-канала «Так и ходи». 

Женщины старшего поколения начали присоединяться к движению, и YouTube пополнился тысячами роликов, где 50-60-летние дамы снимают с себя парики и выбрасывают их. 

И экс-первая леди США Мишель Обама, и самая успешная телеведущая Америки Опра Уинфри перестали прибегать к разглаживанию волос.  

Освобождение — это не замена одного удушающего стандарта на другой, подчеркивает Зозибини Тунзи. «Я не в коем случае не собираюсь говорить: долой волны, все стрижемся коротко! Красота может быть любой, многоликой».

«Я говорю женщинам: вы можете быть прекрасны, если хотите. Со своими формами, своей кожей или веснушками». 

Послание освобождения, прочувствованное Эммой Дабири, стало распространяться неожиданным для нее образом. 

Когда она под влиянием порыва остриглась и перестала вытягивать свои упрямые завитушки, то следом пришли идеи о роли афроволос в истории и политике в целом. Дабири написала об этом книгу и сейчас готовит еще одну. 

Прочтя «Не трогай мои волосы», директор одной из школ Англии — грамматической школы Таунли, отличающейся высоким уровнем преподавания и строгим сводом правил, — отменил дисциплинарные наказания за «яркий цвет волос». 

Пряди разных цветов вплетают в свои косички именно чернокожие ученицы — они и страдали от наказаний чаще всех. «На меня словно сошло озарение — я понял, что мы наказывали вообще не за то, за что надо, — рассказал директор Десмонд Дихан журналистам.  — Я запрещал «неественный цвет волос», но что вообще такое «естественный»? Теперь ученики могут ходить с любыми прическами, это полностью их выбор». 

«Истинная красота — это больше, чем волосы или их отсутствие, — считает Зози Тунзи. — Речь идет о принятии себя — такой, какая ты есть, со своими отличиями и особенностями».

«Я надеюсь, я смогла вдохновить женщин быть собой — настоящими. Я не стесняюсь себя и своей правды, и надеюсь, это поможет и другим отстаивать себя и свою правду тоже». 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *