Выживание в атмосфере абсолютной нелюбви…

        Годовалого ребятенка тискают все кому не лень — дитя смотрит с удивлением в ответ, но снисходительно  молчит иногда, а порой может истерически поорать, в принципе, ему всё равно, лишь бы мама была рядом. Трехлетнему малышу, тая от восхищения, суют шоколадки, невзирая на цветущий алым цветом диатез и стеснительные протесты родителей, пятилетнего порой могут обматерить за злостные шалости, но все ещё потешаются над милым коверканьем слов, семилетних терпят и приветливо улыбаются при наличии определенных условий. Десятилетних в лучшем случае игнорируют. Двенадцатилетних уже начинают опасаться и тихо ненавидеть. Подросток вынужден научиться жить в атмосфере абсолютной нелюбви, иначе он просто не выживет.

       Помню Маняше исполнился месяц, мы пришли в поликлиннику, для поддержки я взяла с собой Пашку, на тот момент ему было почти 12. Мы мило беседовали с бабушкой такой же малявочки, как у меня — наши ляльки пускали пузыри, чего-то там изображали ротиками, милота, да и только. И вдруг эта бабулька, умиленно улыбаясь, восторженно шепчет мне: «Какие же они чудесные, ох, не то что эти», и с досадливым отвращением машет куда-то в сторону. «Эти кто?» недоуменно отзываюсь я, а она опять машет так негодующе, и я понимаю, что жест этот относится к Павлику, сидящему поодаль и мирно играющему в планшет. «А что с этими не так? — интересуюсь я. Она делает страшные глаза и на лице её — выпуклая гримаса антипатии. «Это мой сын — говорю я — по мне, так красавчик». Бабулька удивленно пожимает  плечами, она не согласна. Это её право, мне то что?

     Лихорадочно штудирую советы психологов — близкие должны подростка любить, и понимать, и быть опорой, и главное — это семья. Это всё верно, правильно, конечно. Но дети, взрослея, всё чаще уходят в чужое пространство одни, на них уже не сыпятся сладости с небес и руки к ним тянутся не только для дружеских рукопожатий. И порой мне кажется, что необходимо постепенно приучать ребенка к мысли, что есть такие люди, и их большинство, которые могут просто его не любить, не за что-то конкретное, просто так. И это нормально, это не его проблема, это их проблема. Кто-то любит, кто-то не любит, кому-то просто по фигу до немоты, и это тоже ничего, не смертельно. И не стоит выпрашивать лайки, резать вены и делать отпечатки себя в селфи на поезде, мчащемся в никуда. Ведь любовь не заслужить, не вытребовать, а попытка всем нравиться — это не обязанность, а просто дурная привычка, привычный ритуал ленивого увальня, не желающего выползать из памперса.

       Только эти все мысли мои, пустые, по сути, опять ни о чем. Очень сложно адаптироваться к этому взрослому миру тотальной нелюбви друг к другу, когда только и мыслится о любви безмерной. И большие дядечки порой не справляются. Подростку сложнее. Взрослые уже овладели ритуалом взаимной вежливости, они построили себе подпорки социальной востребованности, они застолбили себе места в ресторанах и церквях. Подростку нет места нигде — с детской площадки его поперли, в ночной клуб не пустили, на лавочках у домов восседают бабушки, на газонах растут цветы, в парках учатся танцевать собаки, подвалы и те заперли наглухо. Остается небо над головой, где по осени умирают бабочки…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *