За пять минут до Нового года

Зима выдалась на удивление снежная и морозная. В последний день года снегопад особенно разошёлся. 

Витька Шаповалов работал в радио такси. Ездить по занесённым полуметровым слоем снега районным дорогам было невыносимо сложно. 

Как назло почти все заказы поступали из  пригорода или в направлении дальних населённых пунктов, где дороги не чистили даже при хорошей погоде.

То и дело он попадал в неприятные ситуации, выбираться из которых приходилось без посторонней помощи. О заработке можно было не мечтать, а деньги нужны были как никогда: Витька копил на предстоящую свадьбу.

Сегодня, именно в новогоднюю ночь, романтически настроенный юноша хотел преподнести любимой девушке вместе с дорогими подарками предложение руки и сердца. 

От мысли о том, как это случится, как отреагирует на известие Ксюха, становилось радостно, настолько, что хотелось обнять любимую немедленно. 

Воображение и чувствительный организм незамедлительно отреагировали на фантазию, вызвав прилив нежных чувств и сонм видений. 

Витька принимал заказы, крутил баранку, беседовал с пассажирами, но мысленно находился на свидании с любимой в состоянии райского блаженства. 

Ему не было дела до снежных заносов, обледеневших дворников, наледи на стекле и прочих профессиональных неприятностях. Счастливый человек не замечает трудностей.

Можно было сделать предложение заранее или отложить на время, но Витька мечтал увидеть счастье во взоре будущей невесты именно в этот знаменательный день, когда яркая отмосфера любимого праздника заражала оптимизмом, когда даже самые стойкие материалисты немножечко верили в сказку.

Юноша ни минуты не сомневался, что невеста воспримет желание создать семью с воодушевлением. О свадьбе они никогда не заговаривали, но мысли о совместной жизни витали в воздухе.

Ни для кого не было секретом, что Ксения чаще живёт в Витькиной квартире, чем у себя, что там у неё есть одежда на любой случай, личные вещи и свои полки в бельевых шкафчиках.

Выходные водителям не дали, но обещали отпустить на три часа, с половины двенадцатого, чтобы встретить Новый год в семье.

Почти всё для замечательного сюрприза было готово, даже праздничные блюда заранее приготовлены заботливой маминой рукой и дожидались желанной минуты.

Следующий заказ поступил из травмопункта. Везти пассажиров следовало в Соколки, маленький населённый пункт в самой отдалённой точке района. 

От неприятного предчувствия в груди тревожно кольнуло, но хорошее настроение не позволило беспричинному ощущению отменить радужные переживания. Витька знал, опыт позволит справиться с любой задачей. Невыполнимых миссий для таксиста не существует.

Диспетчер попросил зайти в помещение травмопункта, помочь пассажиру добраться до машины. Такие просьбы не редкость.

В больнице его ждали, не по погоде одетые мужчина и женщина. 

Дама была в домашнем халатике без нижних пуговиц, в разрезе которого бессовестно выглядывали байковые розовые панталоны не первой свежести, и тапочках с помпоном. Мужик с гипсом на всю ногу был в шапке с опущенными ушами, свитере и шортах с босыми ногами.

В голове мелькнула мысль о материальном положении странной парочки, но наличие травмы  и беспомощность пострадавших в канун праздника не дали этой мысли оформиться.

Мужика пришлось уложить на заднее сиденье. Сидя он не вмещался. Запах перегара от парочки не мог заглушить даже сильный фруктовый дезодорант.

— Виолетта, — кокетливо представилась дама, — успеем до Нового года?

Витька посмотрел на неё, не совсем понимая, что та имеет в виду. За это время можно туда и обратно пять раз съездить. Наивный, он не имел представления, на что подписался.

Пассажир всю дорогу стонал и охал, дама без стеснения предпринимала попытки соблазнить Витьку. 

Перетерпев довольно спокойно притязания Виолетты некоторое время, пока грёзы о предстоящем приятном мероприятии доминировали в сознании,  Витька не выдержал, когда дама ловким движением принялась расстёгивать ширинку на его брюках.

Резко нажав на тормоз, он выскочил из машины, рывком открыл пассажирскую дверь и вытащил бесстыжую стерву на снег.

— Ты чего себе позволяешь! Всё, приехали. Убирайтесь вон!

— Не имеешь права, я плачу!

— Чего ты… платишь… ну-ну! А я тебе сейчас сдачу дам, по мусалам, чтобы неповадно было. 

 — Если мы замёрзнем, тебя посадят. Тоже мне, Отелло, хотела приятно сделать.

— У тебя свой мужик, им и займись. В сугробе мягко, тебе должно понравится.

— Шутник. Не выдумывай, вези. Больше приставать не буду.

— Ладно, садись. Я тебя предупредил. Ещё одна выходка и вышвырну, как кусок дерьма. Дорогу показывай, через километр Соколки.

— Так нам не туда. Не знала, как объяснить диспетчеру. От Соколков километров двадцать, сначала через лес, потом по полям. Там раньше деревня была, Топляки, теперь коттеджи строим. Муж у меня строитель, я у них в бригаде кухарка, только на праздники на неделю все уехали.

 — Ты чего, дура, совсем не в себе, как я туда доберусь по целине?

— Меня это не касается. Тебя послали, сам и думай.

— Так! Ну-ка деньги покажи. Не собой ли ты расплатиться надумала? Мне такого добра не то, что даром, если много-много заплатят не надо.

— Какие мы капризные. До сих пор никто не отказывался, ты первый разборчивый такой. Деньги на месте, сначала заказ выполни.

— Перебьёшься. Такая наглость, ни в какие ворота не лезет. Теперь точно не повезу.

— Предлагаешь ему ползком добираться? Он же раздетый и босиком. Совесть замучает.

— Бред! Откуда вы такие взялись?

— С Воронежу приехали, деньги робить. Вы тут с жиру беситесь, а нам жрать нечего. 

— Верю. Водка — продукт дорогой. Никакой зарплаты не хватит.

— Мы же не кажен день. Праздники ведь. Отвези, Христом Богом молю. У нас на родине ребятёнок остался.

Куда деваться? Пришлось заводить мотор.

Баба больше не брыкалась, но настроение уже было испорчено. 

Как ни тужился Витька, вернуть приятное ощущение предстоящего сватовства не удавалось. 

После Выселков дорога закончилась совсем, даже колеи не было видно. Виолетта то и дело путала направление, приходилось возвращаться и искать.  На приличной скорости колёса справлялись с толстым слоем снега. Стоило затормозить, как машина начинала буксовать.

Несколько раз уже толкали и откапывали машину. 

Как назло поднялся ветер, колючие льдинки остервенело били в стекло, усилился мороз. Сумеречная размытость ландшафта погрузилась в полную темноту. Стрелки часов неумолимо приближались к началу Нового года, но никаких Соколков не было видно.

Настроение, стремившееся последний час к нолю, опустилось ниже даже этой отметки. 

Ехали молча. Витька про себя ругал пассажиров семиэтажными матюгами. Теперь он точно знал, что никакой помолвки сегодня не будет. Неизвестно, как отреагирует Ксюха на то, что оставил её в такой знаменательный день одну.

Дорога окончательно вымотала. Тут ещё пассажир начал орать благим матом, когда машину подбросило на скрытой под слоем снега ухабине.

Всё когда-то кончается, даже самое ужасное. Виолетта вдруг разглядела знакомые приметы. Через десяток минут показался недостроенный дом.

Чтобы развернуться, пришлось минут двадцать орудовать лопатой. Пока чистил разворот, колею, по которой приехал, совсем занесло. Пассажира пришлось тащить до дома на брезенте.

Виолетта долго что-то искала в сумках, но, ни копейки не обнаружила. В качестве компенсации предложила бутылку водки.

Желания и сил скандалить больше не было. Витька вышел из негостеприимного дома, завёл мотор и двинулся обратно.

Проехать удалось метров пятнадцать. Машина намертво зарылась в сугробе.

 Следующие полчаса Витька с Виолеттой копали и толкали, раскатали для разгона метров пять пути. Юноша перекрестился и рванул. Надежда успеть к Новому году ещё теплилась.

Как ни странно, дальше всё пошло, как по маслу. Машина мягко шла по целине на приличной скорости. Витька интуитивно угадывал ориентиры, чудом не сбился с пути. Дорога до Выселков заняла у него не больше двадцати минут.

До боя курантов оставалось больше часа. Дальше дорогу он знал. Голова болела лишь о том, чтобы хватило бензина до дома или хотя бы до заправки.

Настроение начало выравниваться. В конце концов, если немного опоздает, есть шанс оправдаться.

Дорога была совсем пустынна. Все сидели за накрытыми столами, провожали старый год.

За пять минут до боя курантов запыхавшийся Витька влетел в квартиру, не раздеваясь, рухнул перед Ксюхой на колени, протянул колечко на раскрытой ладони…

— Я, ты, короче… Ксюха, я тебя люблю, ты согласна…

Новоявленная невеста от ожидаемого, но всё равно ставшего неожиданным счастья залилась слезами, попыталась обнять жениха, поскользнулась в лужице растаявшего снега и завалилась вместе с ним на пол.

Неловкое падение закончилось травмой. Подбородком Ксюха с размаха угодила Витьке в глаз, отчего тот полностью заплыл через пару минут. Челюсть девушки хрустнула, от переднего зуба больно отломилась половинка.

Несмотря ни на что оба были счастливы. 

Жених позвонил диспетчеру, соврал, что подрался с пассажирами и несколько дней теперь не сможет выйти на работу.

До праздничного стола обручённая парочка так и не добралась, не до этого было. Помолвку они отмечали более энергично.

Сладкая, скажу я вам, была неделя: то ли медовая, то ли пряничная. Во всяком случае, в конце января влюблённые точно знали, что их стало трое.

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *