Жена — любовница

На столе горят свечи, свет выключен. Тишина. Слышно как размеренно капает кран.

Марина, растрепанная, возбуждённая, в прозрачном пеньюаре сидит на своей кухне, пьёт четвёртый подряд бокал вина и плачет, сама не понимая отчего. Она влюбилась, как девчонка-малолетка, в собственного мужа, пусть и бывшего.

Двадцать минут назад он от неё ушёл после прекрасного проведённого вечера и бурного секса. Такой страсти она не помнит. 

Это было так сладко, так неожиданно. Они совокуплялись, как безумные. Кажется, на Серёжкиной спине остались следы от её ногтей.

Марина всхлипнула, но рукой изобразила нечто жизнеутверждающее: мол, да, йес, мы это сделали. Это был замечательный вечер, возможно, самый лучший за последние несколько лет.

Но ушёл он к жене. Это почти невозможно осознать, но дела обстоят именно так.

Сегодня утром бывший муж позвонил, слёзно напросился в гости. Марина начала с ним встречаться, соблюдая тайну свиданий для всех, даже для детей, около месяца назад, спустя немного более полугода после скандального развода.

Он сам подошёл, сам заговорил, вёл себя во время той встречи неуверенно, застенчиво. Вопреки желанию врезать Сергею по роже, Марина его выслушала. Ещё более странным стало то, что сердце начало выпрыгивать из груди, захотелось прижаться к нему и разрыдаться.

Женщина почувствовала, что ещё секунда и не выдержит.  Показывать свою слабость совсем не хотелось. Марина продышалась, стараясь делать это незаметно, изобразила, будто в глаз что-то попало, и ушла, пытаясь двигаться красиво.

На самом деле было невыносимо сильное желание остаться, поговорить. 

— О чём, чёрт возьми? Сергей предатель, изменник. Я его не выгоняла. Три года водил меня за нос, три года жил одновременно с двумя женщинами. Бросил меня и детей. Каково мне было! Нет, нет и нет! Он похотливый кобель, скотина, животное,  — возражала женщина сама себе с возмущением, но тело не желало считаться с давней обидой. 

В памяти всплывали самые изумительные моменты их знакомства. Марина представила себе первый поцелуй, Серёжкины руки у себя на груди. Голова закружилась, захотелось…

Ведь они по-настоящему любили друг друга.

На следующий день Сергей ждал её возле проходной с букетиком ландышей.

Марина изобразила на лице брезгливость, отвернулась и прошла мимо. Сергей догнал, встал на колени, обхватил, прижался к животу на глазах у всех. Впрочем, в этой организации она работала всего месяц. Его, да и её, никто не знал.

Руки сами собой нырнули в его волосы, из глаз хлынули слёзы. 

Сергей долго утешал, просил прощения, говорил, что любит.

Сначала они сидели в скверике, потом в кафе. Во время встречи бывшие супруги избегали разговоров о разводе, предательстве. Сергей рассказывал что-то смешное, Марина его не слышала. В голове стоял шум, перекрывающий его речь.

Женщина никак не могла сосредоточиться, она любила и ненавидела одновременно, но  расставаться не хотела. 

Иногда в сознании всплывали злорадные нотки, — приполз, скотина, нагулялся! Понял, кто я и кто она. — Тут же накрывала волна странной нежности, хотелось близости, позволить которую Марина не могла, не тот характер.

Расстались они за два дома до квартиры. Женщина не хотела, чтобы кто-то увидел их, пустил сплетни. На каком-то уровне восприятия контакт состоялся, но похож он был скорее на первое знакомство. Прикасаться к себе Марина не позволила.

Почти месяц  чуть не ежедневно Сергей приходил на свидания. Всё это время он не позволял себе вольностей. О желании обнимать, целовать, разве что намекал. 

И вот они встретились. Детей Марина отвела к родителям. Весь день прихорашивалась: парикмахерская, маникюрный салон. Купила дорогое  бельё, эротический пеньюар, тот самый, что сейчас был на ней, приобрела в магазине для взрослых возбуждающие духи со странным запахом.

Весь день женщина переживала, сомневалась, стоит ли возобновлять отношения, которые так нелепо и гадко канули в Лету меньше года назад. Она чувствовала себя как перед самым первым в жизни свиданием, словно не жила с Сергеем двенадцать лет.

Сейчас Марина даже вспомнить не может, что происходило с момента его прихода до того времени, как Сергей начал посматривать на часы. Его нервозность, спешное бегство, ощущение, словно что-то крадут, больно кольнуло.

Они даже за стол не садились, до того изголодались по сексу.  Кажется, что слились практически сразу, как только дотронулись друг до друга.

Пришёл муж, или любовник теперь, в сумерках, чтобы не вызывать нездорового интереса у соседей. Сейчас немного за полночь, значит, вместе пробыли почти четыре часа, которые пролетели, как одна минута. 

— Хорошо ли мне было? Ещё бы! — Марина дотронулась до возбуждённого соска и застонала. — Но ушёл-то Сергей к ней,  к разлучнице. Что же происходит? Получается, что мы с этой Светкой поменялись ролями. Забавно. Ну и пусть. Пусть теперь она почувствует, каково это, когда муж спит с тобой и с любовницей. Кстати, теперь Сергей любит меня гораздо сильнее. Во всяком случае, прежде он так не возбуждался. 

Марина плакала и стонала, стонала и плакала. Ей было хорошо и плохо одновременно. Женщина сама себя не могла понять. 

Прошлое вернуть невозможно, оно уже никогда не сможет повториться. Тогда что с ней происходит? Почему она чувствует себя словно рождённой заново?

— Неужели я действительно влюбилась? И как теперь с этим жить? Встречаться тайком, скрываться или попытаться вернуть Сергея обратно? А что, если взять отплатить разлучнице той же монетой: прийти и сообщить, что мы любовники?

В этот момент Марина почувствовала, что упустила нечто важное. Но что именно?

— Что-что? Что! Господи, мы же не предохранялись!

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *