Жил-был кот Мухомор

Жил он за старой помойкой, которая образовалась самопроизвольно, в результате обрушения сараев. Умываться кот давно не любил, потому что считал это дело антигигиеническим, ведь как известно кошки и коты умываются языком, а лизать городскую грязь… Брррр!.. поэтому от него всегда «специфически» воняло, и поэтому его прозвали Мухомором.

Кстати, кроме как умываться, Мухомор также сильно не любил домашних собак (дворовые его давно не тревожили), маленьких людей, норовивших дёрнуть его за хвост, и автомашины.

Да, пожалуй, автомашины — эти вонючие железные монстры — были главными врагами Мухомора. Конечно, и от него самого несло помойкой, но — помилуйте, господа! — по сравнению с машинными «ароматами», его вонь (как ему казалось) была просто естественным благородным запахом бездомного кота. Можно сказать, благовонием!

Он боролся с ними, с этими железными монстрами, как мог! Царапал краску, грыз колёса, метил территорию багажника и капота, а иногда даже гадил на крыши. Но это не помогало. Он был один, а машин миллионы!

В жалком вонючем городе, которым Мухомор провонял насквозь, не было настоящей жизни. Была одна лишь вечная возня и грызня, возня и грызня за несчастный гнилой кусок с гадкой помойки.

Ах, как он хотел в деревню!.. Но деревни, той самой деревни, из которой его когда-то привезли в этот притон чахлой цивилизации, нигде не было! Она исчезла с лица земли вместе с коротеньким детством котёнка Мурзика, как его тогда звали. И дороги назад не было!

Хозяйка Мухомора однажды померла. Она была одинока. Её одиночество последние годы скрашивал только он — Мухомор, которого тогда ещё ласково называли Мурзиком.

И он оправдывал своё тогдашнее имя не меньше, чем теперешнее. Добрая старческая рука хозяйки гладила его за ухом и он сладостно мурлыкал.

— Мурзик, — говорила она душевным, каким-то распевным голосом, — вот твой завтрак. Кушай!

И подносила ему полную миску килек, сметаны, или молока…

Потом её увезли. Навсегда. А его просто выставили за дверь какие-то новые хозяева квартиры.

— Всё равно ему подыхать скоро, — усмехнулся какой-то молодчик. — Старый, блохастый… Брысь!

Так Мурзик перескочил из привычной атмосферы в непривычную, то есть на улицу. А там очень быстро превратился в Мухомора.

Как-то по весне старый драный кот спрашивал у перелётных птиц, не встречали ли они его деревню.

— Ну, она такая, — объяснял Мухомор, — большая, красивая, коровами пахнет, яблоками, лесом…

— Нам с высоты полёта всё маленьким видится, — чирикали птицы. — И вообще, честно сказать, мы с высоты вниз почти не смотрим: нам головы приходится прямо держать, чтобы с курса не сбиться.

Блохастый пёс Кабысдох (так его прозвали местные алкоголики, не вдаваясь в подробные разъяснения, что означает данное прозвище) был Мухомору старым приятелем и частым гостем. Он вечно таскался со своим давно обглоданным мослом, и при этом утверждал, что жизнь прекрасна.

— А что ты не бегаешь с этими? — спросил как-то раз у Кабысдоха Мухомор, указывая на собачью свадьбу.

— Мне не интересно с ними общаться, — признался Кабысдох. — У меня другие жизненные ценности.

— Это какие же у тебя могут быть ценности? — глядя на замызганного пса печальным взглядом, поинтересовался кот.

— Жизненные, — повторил Кабысдох, мечтательно посмотрев на помойку. — Мне претит суета. Я дорожу свободой мысли и силой духа! И физические утехи, которые несмышлёныши ошибочно принимают за удовольствия, для меня чужды!

— А-а-а! — понимающе поводил усами Мухомор, размышляя про себя о том, что старость не в радость. — Выходит, что ты своей собачьей душой в рай нацелился?

— Ага! — усмехался безобидный пёс Кабысдох. — Буду жить на облаках, когда в следующую жизнь перейду! И тогда… Эх, прощай помойка!

Кабысдох перешёл в следующую жизнь очень скоро. 

Однажды ночью он замечтался, засмотрелся на звёзды, и, выйдя на перекрёсток, как говорится, потерял нюх. Это произошло мгновенно. Из-за поворота вынырнул один из тех вонючих железных монстров, которых так не любил кот Мухомор, и отправил безобидного блохастого пса в следующую жизнь.

«Что-то Кабысдоха давно не видно, — думал иногда Мухомор. — Странный он. Мечтатель… Эх, самому что ли помечтать о чём нибудь!»

И, лёжа под навесом, самопроизвольно создавшимся из старой сарайной двери и пары кирпичей, и наблюдая за первыми снежинками, нежно застилающими вонючий город и гадкую помойку, старый драный кот Мухомор, тихо мечтающий о исчезнувшей деревне, засыпал…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *