Злые духи проникли в вашу квартиру?

— Я?.. Летать?! — Варвара Егоровна удивлённо подняла чёрные брови.

 — Да, вы, — уточнил лысенький мужчина. — Летать. Умеете?

 — А почему ты этим интересуешься, Витя? — Варвара Егоровна понизила голос до шёпота и посмотрела на зятя с подозрением.

 — Ваша дочь, — начал объяснять Витя, — постоянно привозит от вас всякие  снадобья, травы, коренья, настойки и прочие штучки. А недавно я обнаружил  у неё в кармане… сушёный свиной пятак!

— А-а, — сразу всё поняла Варвара Егоровна. — Ты значит, зятёк, подумал, что твоя тёща, прости Господи, ведьма?!

 Перед тем как сказать слово «ведьма», Варвара Егоровна набожно перекрестилась.

 — А, что тут ещё можно подумать? — нахмурился зять. — Ведьма, знахарка или колдунья.

 — Так, по-твоему, всё эти слова означают одно и тоже? — усмехнулась тёща.

 — А разве нет? — спросил зять. — Всё одно — нечистая сила…

 — Эх, Витя, Витя! Была бы я колдунья или ведьма, ты бы у меня подобными  вопросами не задавался, а ходил бы, как шёлковый! Снадобья, травы,  коренья…  Всё это только для пользы!.. А свиной пятачок, кстати, я  сама на удачу заговаривала, словами хорошими разными, да святой водой  поливала…

— Вы верите во весь этот языческий бред?! — не выдержал зять.

 — Эх, молодо — зелено! — покачала головой Варвара Егоровна. — Ни во что  вы верить не хотите! А зря!.. Мир то, он не только из одних ваших цацок  состоит! Есть в нём вещи и незримые!

 — Это какие ещё — «незримые»? — усмехнулся зять, передразнивая тёщу. — Может, покажите, Варвара Егоровна?!

 — Чего покажу? Незримые вещи? — нахмурилась тёща. — Ну, ладно, зятёк! Смотри!.. Сам напросился!..

И, с этими словами, тёща лысенького мужчины возвела руки к потолку,  шепнула какое-то магическое заклинание, из которого зять не разобрал ни  слова, и сотряслась в истерическом припадке.

В этот момент Витя почувствовал, что у него резко закружилась голова.  Вместе с головой закружилась комната. Стул под ним провалился и,  подхваченный неким потоком, Витя был подброшен к самому потолку!

Поток кружил его, словно пылинку. Пытаясь ухватиться за мебель, Витя  испытывал наверное самые отвратительные в своей жизни ощущения. Это были  ощущения несвободы и незащищённости. Он был будто скован, так, что не  мог даже выкрикнуть, и бесконечно слаб перед чем-то очень могущественным и неизведанным.

Через минуту всё кончилось. Витя снова надёжно сидел на своём стуле. Он был бледен. Руки его тряслись.

 — В… Варвара… Егоровна, — сказал сдавленным голосом лысенький мужчина. — Не делайте больше так, пожалуйста…

 — А я ничего и не делала, — усмехнулась тёща, с сожалением глядя на зятя.

 — Что же это… тогда было? — спросил зять, сквозь одышку.

 — Просто сняла с тебя защиту на одну минуту, — ответила тёща.

 — Какую ещё… защиту? — не понял Витя.

 — Обыкновенную, — пояснила Варвара Егоровна. — Защиту от злых духов.

 -А… откуда в нашей квартире злые духи? — Витя смотрел на «защитницу»  испуганными глазами, будто перед ним не любимая тёща, а сам злой дух.

Тяжко вздохнув, Варвара Егоровна призналась:

 — Не хотела тебе говорить, до поры до времени… Но моя дочка — твоя жена… В общем… не я ведьма, как ты подумал, а она.

 — Как так? — голос Вити осип до неузнаваемости.

 — Понимаешь, — как можно более мягко сказала тёща зятю. — Так уж  получилось. Дар прабабки покойной ей передался. И она в этом совсем не  виновата. Она ведь и сама толком не знает, почему у неё вечно всё из рук  валится, и где она не пройдёт, везде какая-нибудь ерунда стрясётся.

 — Я заметил, — пробормотал лысенький мужчина.

 — Вот и ты полысел прежде времени, живя с нею… Если бы не мои травки да  снадобья, может, давно бы уже и концы отдал… Но, ты не думай, она тебя  любит. Всем сердцем любит!.. Она же не виновата, что ей дар такой жуткий  от прабабки передался. Верно я говорю?.. И ты, смотри, задумаешь  бросить её… Сниму защиту! И не пеняй тогда…

Вечером, когда Варвара Егоровна сидела перед подъездом на скамеечке (подышать вышла), её дочь возвращалась из парикмахерской.

 — Ну, как? — спросила дочка у мамы.

 — Хорошая причёска! — кивнула тёща Вити.

 — Да я не о причёске. Я о муже.

 — А-а… Всё сделала, как ты просила, — подмигнула мать дочери, —  Подсыпала своих снадобий ему в чаёк. Выпил, затуманился. Тут я ему мозг и  промыла!.. Хе-хе!.. Поверил!

 — Дурачок, — улыбнулась жена Вити. — Но теперь точно не будет на других заглядываться!

 — А может и не заглядывался он ни на кого? — засомневалась Варвара Егоровна. — Может, тебе показалось?

 — Хм, — усмехнулась дочь. — Да какая теперь разница. Заглядывался, не заглядывался… Зато душа у меня  наконец успокоилась!

На следующий день Варвара Егоровна попрощалась с любезным зятем и с  улыбчивой дочкой, и улетела в свою деревню. И, как показалось зятю,  совсем не на самолёте… ♠ ♠ ♠

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *